Происхождение названия реки висла часть 4

«Велесова книга» позволяет судить, что русы и венеды родственные языково и этнически. Иордан (VI в.) Говорит, что в венедов, склавинов и антов общее происхождение, хотя они у него — три отдельные народы, отнюдь не означает, что они этнически разные. Венеды и русы действительно имели отличия, но скорее социального и религиозного плана, из-за чего они и разделились — об этом также говорит «Велесова книга» на дощечке 18 — А: "Так было и в ини времена, когда русы шли с венедами, и те захотели забрать богов своих к морю и там угнездиться ". Об этих же события сообщает и дощечка 36 — А: «сказала Матери своей, что будем защищать нашу землю лучше венедов, которые пошли на закат и там перед врагами землю упорядочивают, ошибочную веру приняли, держатся ее». Вновь подтверждает: между русами и венедами существовала не этническая, а чисто идеологическая, религиозная отличие; русы представляли воинский состояние, а венеды — жреческий. Это подтверждают и слова «Велесовой книги», только венеды имели право судить русов: «А старые отцы венедского рода шли судить родственников у Перунового дерева» (7 — А). Все это свидетельствует родство венедов и русов, как и то, что венеды имеют отношение к жрецам-волхвов, потому что именно они выступали судьями. Очевидно, что и польское определения итальянцев — Влоха, родственное волхв, как раз и отражает историческую связь прибалтийских венедов и итальянских венетов. Читать далее

Древнерусская фреска в церкви спаса на берестове и монументальное живопись киева конца хiv — начале xii века часть 4

Фото лиц апостолов на Берестовской фреске по формальным признакам технического исполнения ближайшее напоминают лики фрески Михайловского собора Выдубицкого монастыря. Однако, в отличие от последних, их заключительное прорисовки НЕ нивелирует, а наоборот — подчеркивает пластично-моделирующую функцию градации тона. Характерной чертой пластической построения в изображениях фигур апостолов, не находит аналогий среди сохранившихся киевских памятников, является то, что в изображениях одежды апостолов линии внешнего контура не отделены от линий внутренних складок, а мягко в них перетекают, что особенно хорошо видно в изображении туники апостола, который стоит на носу лодки, а также на закатанные рукавах апостолов, тянут невод. Подобный прием использования рисунка как средства построения объемной формы графическими средствами можно наблюдать в миниатюрах константинопольских скрипториях суток македонского ренессанса. Поэтому есть веские основания полагать, что исполнитель или исполнители Берестовской фрески воспитывались на образцах константинопольского искусства, или по крайней мере хорошо их знали. В то же время, и это самое интересное, в Берестовской фреске мы не видим ни одного намека на попытку механического копирования византийских образцов, как, скажем, это делали исполнители фресок Михайловского Златоверхого монастыря, где фигура ангела с Благовещения почти точно повторяет изображение ангела с того же сюжета в мозаиках церкви Успения в Дафни близ Афин, около 1110 Итак, Берестовский фреска является произведением мастеров, которые, безусловно, были знакомы с традицией эллинистической классики, интерпретированной константинопольским искусством IX-XI вв., но произведением совершенно оригинальным , в котором ярко проявляются признаки, указывающие на местное происхождение его исполнителей. В этом смысле показательным может быть анализ пропорциональных соотношений рисунка фигур композиции «Явление Христа ученикам на Тивериадском море». Читать далее

Юрий федькович — народолюбец

Юрий Федькович — народолюбец Я — просто себе — гуцул. Моя школа была Черногора, а не львовская или венская академия. Юрий Федьковича «Буковинским соловей», «величайшим поэтом зеленой Буковины», «буковинским Кобзарем» назвал Юрия Федьковича И. Я.Франко за волшебную силу поэтического слова, глубокую правдивость и настоящую народность, за веру в великую судьбу народа. Неоценимое значение имеет для нас наследие Юрия Федьковича, его разносторонняя деятельность и сама жизнь. Он правдиво изобразил жизнь простых людей-гуцулов, хотел получить порабощенным людям свободу, счастье, воспел вдохновенно и поэтично гордых людей, потомков Олексы Довбуша и современников предводителя восставших буковинцев — Лукьяна кобылицы. Юрий Федькович жил среди народа и для народа и никогда не терял святой веры в его счастливое будущее: «Я наш народ всем сердцем люблю, и душа моя предвещает, что его большая доля ждет». Все, что написал Юрий Федьковича, вошло в духовную сокровищницу украинской народа. Как яркий и самобытный поэт-лирик, Ю. Федьковича рос под влиянием устнопоэтического народного творчества, которой проникся с детских лет и которую собирал в течение всей жизни. Он, по словам А. Маковея, «пел так, как народ поет: здесь и фразеология народная, и ритмика народных песен, и та милая наивность и искренность, которой народ своими песнями добирается до наших сердец». Основными в лирике поэта были гражданские мотивы. Много внимания уделял Ю. Федьковича теме императорской рекрутчины и солдатчины, которую хорошо знал на собственном опыте. Читать далее

Происхождение названия реки висла часть 3

Сюда же можно добавить и упоминания Корнелия Непота (I в. до н. э.) о индив, которых буря занесла с «Индийского» до "Северного моря ", и о бренде в земле генетов или энетов. Названия инди и Индийское море отнюдь не могут касаться Индии, потому буря не могла отнести корабль оттуда вплоть до Балтийского моря. Очевидно речь идет о народе с похожим названием — венедов-вендов-виндов. Что касается бренда, то в землях итальянских венетов он не встречался, тогда как Прибалтика издавна поставляла страны Средиземноморья янтарем, а оживленная торговля между этими двумя ареалами велась уже во II тыс. До н. э. Чешский ученый Л. Нидерле считает, что представление о янтаре в Северной Италии (историческая Венеция) возникло из-за смешения балтийских венедов с итальянскими венетами, когда более известными. Балтийские венеды, считает Л. Нидерле, — безусловные славяне, и приводит веские доказательства. Во-первых, в I — II вв. они занимали ту же территорию, в VI в. занимали и славяне. Во-вторых, название Wenden, Winden протяжении всей исторической эпохи немецкий язык сохраняет как общее определение славян. Чтобы отличить старые славянские деревни от своих, немцы называли их windisсh, wendisсh — «венедские». Читать далее

Происхождение названия реки висла часть 2

Уместно здесь сказать и о ставанив (греч. stavanoi) — народ, который вспоминает во II в. Птолемей в своей «Географии» и который жил севернее верховьев Южного Буга. По географом, ставаны соседствовали с балтийскими сосудами (судовиты, судебная) и Галиндо и аланами. До сих пор этноним ставаны или отождествлялся с самоназванием славяне, или это отождествление отвергалось как слишком ранняя фиксация этнонима, да еще и слишком удалена от основной формы. Поэтому этноним ставаны относили то к сарматских, то в балтийских племенных названий, тем более что Птолемей вспоминает их по соседству с аланами и бесспорными балтами — Галиндо и сосудами. Впрочем, это расценивалось и так, что давний географ неплохо знал население «азово-балтийского коридора». А раз так, отмечают исследователи, это было бы противоестественно и непонятно, если бы в этом коридоре не оказалось славян. Связь этнонимов славяне и ставаны — неоспоримый, его только надо объяснить, отмечает Олег Трубачев — российский языковед и исследователь индоарика в Северном Причерноморье. Он указывает, что в индоиранских языках имеется глагол stav «cлавиты, хвалить» и производное от него — stavana «прославляем, хваленый». И высказал предположение, что употребленное в начале новой эры определения отдельного народа stavanои, да еще и в определенных пределах, вполне могло быть отражением (переводом, калькой) этнонима славяне. А раз так, то это одновременно и задокументовуе славянско-индоарийски языковые контакты в регионе, прилегающем с полуночи до Старой Скифии Геродота, с которой и граничит Южный Буг. Читать далее

Трансформация модели функционирования изобразительного искусства в украине ii половины хх века

Трансформация модели функционирования изобразительного искусства в Украине II половины ХХ века В истории человечества не было более-менее развитого общества, в котором бы не придавали должного непостижимом воздействия на психику человека силы художественного выражения. Изобразительное искусство в этом плане занимает особое, важное место. А осознавая силу его воздействия, использовали это явление широчайшее в своем развитии: иногда в прогрессе, иногда в инволюции ... — от донесения до общественности идеологии и политики того или иного деспота или правительства — в роскоши личного общения с художественным произведением в частной обстановке. В течение многих веков менялись социальные условия, запросы общества и, что важно, правителей, то есть основных заказчиков; менялись материалы, идеи и идеалы, возникали новые иллюзии и мечты ... искусство реагировало на эти перемены как лакмусовая бумага на кислоту или щелочь. Итак, с изменением психологии, ментальности, темпа общественной жизни, меняется характер произведений и, соответственно, особенности их функционирования. История украинского изобразительного искусства ХХ века. имеет собственную, неординарную специфику. Читать далее

Зарождение политической образовательного движения на левобережной украине в 1900 — 1902

Зарождение политической образовательного движения на левобережной Украины в 1900 — 1902 рр. Прогрессивная общественность Левобережной Украины вела борьбу за введение в народных школах украинского языка обучения, украиноведческих дисциплин, обеспечение их украинскими учебниками и книгами для чтения, по украиноведческая подготовку учителей в начале ХХ в. Но эта тема должным образом не освещена в отечественной литературе, однако отдельные аспекты отражены в немалом количестве работ. Особенно это касается воспоминаний участников украинского движения начала ХХ в. С. Русовой, М. Галагана, А. Лотоцкого, Ю. Коллард, Чикаленко, М. Чеботарива, а также работ ученых современной Украины Г. М. Надтока, В. И. Борисенко, А. Непустого, В. Головченко, С. Телешуна, Л. П. Волк, В. Ф. Колесника, А. А. Рафальского, А. П. Тимошенко, А. И. Павка, С. С. Румянцевой, В. А. Савченко и другие. Читать далее

Зарождение политической образовательного движения на левобережной украине в 1900 — 1902 часть 2

Главной темой дискуссий были положения программного документа партии, прежде всего о социальном лица РУП, основные революционные силы. Уже в этом организационном этапе создания партии все более четкими становились социал-демократические тенденции, вследствие чего полтавская жандармерия квалифицировала кружок РУП как социал-демократический, хотя в действительности все члены партии в то время придерживались националистически-революционного направления деятельности, заявленному в программном документе. Именно националистически-революционные положения программы лежали в основе дискуссий руповцев с непартийной учащейся молодежью и интеллигенцией Полтавы. В частности, в разговоре с писателем В. Короленко члены РУП М. Русов, М. Кучерявенко и Петлюра отстаивали право Украины на самостоятельный культурное развитие, ее особое национально-культурное положение в Российской империи и Европе. В своем национальном мировоззрении В. Короленко был неодиночным, его взгляды разделяли и так называемые полтавские малороссы, интеллигенты, внешне воспринимали русскую культуру, видели ее русификаторское влияние, но не решались разорвать этот трагический круг. Подобную позицию занимала и часть полтавского демократического учительства и меценатства. В качестве примера С. Русова приводит деятельность одной помещицы из-под Полтавы, которая открыла в своем селе школу для детей, удерживала ее, обеспечивала книгами, ввела в ней демократические порядки, организовала народную библиотеку, но колебалась о целесообразности введения в учебный процесс украинского языка и украинских книг. В такой обстановке РУП приходилось преодолевать значительные трудности в реализации своих программных положений в национально-культурной и образовательной сферах. Читать далее

Этимологические методы и материалы в культурологических исследованиях

Этимологические методы и материалы в культурологических исследованиях Обращение к этимологических приемов исследования получило значительное распространение в искусствоведческих трудах, прежде всего в музыковедении. Ли отчетливо такая ориентация исследовательских методов задекларирована в И. А. Барсовой, чья статья под красноречивым названием «Попытка этимологического анализа» 1985 положила начало ряда работ над выводом некоторых мелодических оборотов так называемых музыкально-риторических фигур. Впрочем, в одной из музыковедческих отраслей — в фольклористике — приемы етимологизування уже давно второвують себе путь. В частности, так называемые синоптические сопоставления вариантов и реконструкция прототипов народнопесенного материала наибольшей степени демонстрируют ориентацию на этимологические приемы воспроизведения лексических праформ. Такие же приемы применяются в иконологии, что позволило проследить историческую судьбу некоторых изобразительных мотивов — таких, например, как мотив «Крин» (изображение побегов в растительном орнаментике) или ливанского кедра (мирового дерева). Однако роль этимологии в системе гуманитарного знания не исчерпывается поставками методов — обычным общим местом интердисциплинарных тенденций современной науки. Прежде эта роль определяется ее ключевым значением для «археологии знания» (пользуясь выражением М. Фуко). Подобно тому, как каждый орган имеет свою филогенетическую историю, которую нужно принимать во внимание для суждения о его здоровый или патологическое состояние, феномены культуры также несут печать своей родословной. Знание этого родословной необходимо для характеристики их места в организме культуры, а именно речь в ее истории составляет образец, модель целостности этого организма. Читать далее

Анатолий авдиевский и hациональний хор

Анатолий Авдиевский и Hациональний хор им . Г. Веревки Недавно исполнилось 70 лет художественному руководителю Национального заслуженного академического народного хора имени Г. Веревки, народному артисту Украины, лауреату Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко, академику Академии педагогических наук Украины, Академии искусств Украина, профессору Анатолию Тимофеевичу Авдиевскому. Человек беспокойной творческой жилки, он по зову сердца вот уже почти сорок лет несет в широкие слушательские массы красоту и величие украинской песни. Ученик выдающегося украинского педагога-хормейстера Константина Пигрова, Анатолий Авдиевский после окончания Одесской консерватории много сил и творческого вдохновения вложил в создание и шлифовки исполнительского мастерства Полесского ансамбля песни и танца «Ленок» (1958—1963), в котором он пробовал свой талант хормейстера и формировал собственный исполнительский стиль. С 1963 по 1966 год он художественный руководитель Черкасского народного хора. Анатолия Авдеевского заметили сразу, потому что в каком бы хоре он не работал, его творческая индивидуальность ярко проявлялась и в манере пения, и в репертуаре. Григорий Веревка сам пригласил Анатолия Авдеевского к своему коллективу, чувствуя большой талант молодого хормейстера. Читать далее