Стилистика-парадигмальная дихотомия украинской скульптуры в контексте культурных явлений хх в. часть 4

Таким образом, есть основания считать, что сегодня в искусстве Украины актуальны не постмодернистские игры в концептуальные композиции-знаки, ведь мы достаточно раскрепостили пластическую сознание, чтобы свободно выражать мнение, пластическую мнению своевременности. Теперь более важным для дальнейшего эволюционного пути усматриваются программно «классицистические» художественные структуры, «способствуют энтелехии художественной культуры на базе тезауруса духовного опыта человечества» (это закон маятника, о котором говорил Архипенко, что в искусстве действует всегда). Форма в профессиональном высоком искусстве скульптуры не должна оставаться поверхностной оболочкой, ограничиваясь дизайнерскими функциями. Читать далее

Стилистика-парадигмальная дихотомия украинской скульптуры в контексте культурных явлений хх в. часть 3

Поскольку украинская скульптура — это не только факт из истории художественной практики, но и по истории герменевтики искусства и т. д., которая меняла ценностные ориентиры течение даже последнего десятилетнего срока несколько раз от эйфорических к озабоченных, то, оставляя в стороне многочисленные аспекты надежд, чаяний и мечтаний о национальной пластика, отметим: сегодня специалисты уже четко выделяют в общей массе произведений — значительную группу сувенирного китча псевдо-скульптуры (А. Петрова, Н. Корниенко, Т. Орлова). Это конъюнктурные вещи, имитирующие модернистские или постмодернистские идеи, пластические ходы, не создавая истинной культуры, не определяя ей магистральных путей в будущее, а просто дрейфуя по инерции масс-и модой на искусственно раскрученных кумиров арт-бизнеса. По обычаю подобные художники и критики, создают им имидж, беспринципные, потому что не вникают в глубины художественных оползней, не понимают веса тех языковых кодов, используемых в сувенирной продукции. Но более дальновидные критики понимают: нельзя строить анализ культурной ситуации и состояния украинской скульптуры частности, возлагая пидмур научной классификации произведения-хамелеоны, поскольку реальные культурно-художественные процессы остаются нераскрытыми, в то время как необходимо находить базовые стержневые потоки культуры, анализировать именно их, и только потом пену над этими потоками. Более того, время требует от искусствоведов умение (а это очень трудно) видеть за каждым явлением его мотивы, факторы — вызвано оно личностными усилиями художника, его направленной к развитию духовной культуры человечества философией творчества (такие художники, как Рапай, Клоков, Синькевич — старший — сейчас в основном в тени, хотя именно они являются движущей силой искусства), или явление порождено имитацией чужого опыта, то есть продуктом паразитирования на интеллектуальной собственности других художников. Исторически апологетство обусловлено абсолютной верой последователей в том, что делал их предшественник, но постмодернизм упрощает это к поверхностному манипулирования оболочками традиций, кодов, идей. Время же требует от деятелей культуры и искусства нахождения путей выхода из ловушки тотальной игры постмодернистского сознания, слишком затянулась. Например, весьма справедливо профессор Т. И. Орлова утверждает: "Раскрытие природы художественных образов требует более широкого методологического подхода, онтологически феноменологического определение круга их существования. Исходной тезисом анализа должно быть то, что художественный образ представляет собой специфическую синтезируя форму сознания, в которой чувственность эстетических явлений превращается в феномен духовной культуры. Именно художественная образность ставит искусство в ряд мировоззренческих моделей бытия, высших форм духовного освоения мира ... Художественные образы не копирует, а творчески моделируют бытия, синтезируя субъективные и объективные составляющие смыслов. ...Ценность художественного видения (реалистического, романтического, символического, Импрессионная) определяется не эпистомологических, но культурологическими критериям, вкладом в энтелехии культуры, меры содействия ее совершенствованию ... Теория постмодернизма аргументирует утверждение о его безобразность ..., такая аргументация не выдерживает критики ... Существование в искусстве художественных образов не зависит от наличия или отсутствия денотату, от интонационной или ниметичнои направленности; оно является безусловным, а качество образов обусловлена степенью духовной способности автора ". Казалось бы, на рубеже ХХ-ХХI вв. реальность потеряла все шансы быть привлекательной для художников, вдохновляя их, как когда-то, на создание высококультурного профессионального произведения в традиционном понимании искусства скульптуры, ее функций и задач. Как беспокойством констатирует русский О. К.Якимович во время киевских докладов 25-26 апреля 2002, усиливая мнению западноевропейских и московских искусствоведов 80-х годов — не произведение, не его анализирует и рассматривает представитель постмодернизма, но имидж, жест, позу , поведение художника — именно они интересны для СМИ, публики, жаждущей эпатажных акций. Но что же плодотворного получает украинский скульптура от того, что, скажем, Юра Мисько, проживая «опыт творческой адаптации», принимает участие в торжественной акции захоронения фортепиано во Львове, а А. Пинчук произносит в одном из телеинтервью себя гением? Игра в игру, мгновенные волнения не впишутся в историю страниц, как вписал ее в тождественной ситуации кризиса греческого полиса постмодернизм греческой культуры накануне покорения ее римлянами. Разрушение (по Ницше, или математической классификации теории катастроф и Гистерезис в культуре) всегда требует строительства другой совершенной сооружения, иначе нет смысла в разрушении. Более действенными, кстати, здесь оказались акции группы азбука таки вошли в историю и сохранили актуальность до сих пор, ведь стремились истины, где именно произведение было ее носителем и включался в метафизическое пространство жеста созидания. Впрочем, постмодернистский нигилизм, что сбивает с толку сегодня творческую молодежь, угрожает реально потерей лица украинскому искусству, потерей школы, мастерства, духовности и гуманности образотворення. Дегуманизация современной культуры волнует теперь не только западных коллег, но и украинском. Ведь может случиться и так, что через 10-15 лет в украинской скульптуре, если продолжать имперсональный игру, не будет профессионально-искусно выполненных произведений. Пусть появляются и существуют другие формы видеокультуры, в частности интерактивные формы мыс-тецтва, но следует помнить — традиционно элитарном вида скульптуры, если не уделять ему должного внимания, угрожает исчезновение (получив диплом, скульптор, не имея стимула, перестает совершенствовать профессиональное культуру, зацикливается на концептуальных схемах и постепенно деквалифицируется). Правда, концептуальность художественных программ кормится отныне новыми увлечениями художников в сфере видео-арта. Между тем украинские философы сегодня предупреждают художников: Интернет — это «новый вызов человеку», который был задуман как технологическое средство, но на наших глазах существенно меняет ткань человеческого бытия, при этом «существенно соблазняя его». Поэтому тривиальный вопрос российских искусствоведов «Что делать?» в нашем культурном контексте следует понимать вероятнее всего в плоскости трезвой поддержки уже существующих положительных явлений, где корректируются традиционно архаичные и ренессансные парадигмы, на которых не следует ставить крест. Нужно беречь нашу традиционную скульптуру, какой бы «архаичной» она теперь не казалась. Интегрирования украинской культуры в мировой художественный пространство не исключает существования ее именно таким качества (в начале ХХ в. Считали, что театр умер после рождения кино, но этого не произошло). Более того, эстетико-искусствоведческой мнением последнего периода была доказана актуальность в культуре и искусстве XXI века. не устаревающей временной конструкции «modern-contemporary» с ее большим спектром контр-версий, но глубинно-содержательной переакцентованости традиционных норм образо-творения согласно новейшей парадигмой «открытого» Вселенной в измерениях ноосферы, согласно которой приоритетным избирается вневременной духовный вектор развития культуры и искусства, или, по образному выражению проф. С. Крымского, — «экзистенциальный крещендо».

Ксенофонт сосенко

Ксенофонт Сосенко (07.02.1860 — 09.04.1941) Биография сосенки Ксенофонт Петрович, родился 7 февраля 1860 в селе Межигорцы у Галича, умер 9 апреля 1941 в селе Конюxы (сейчас Козивского района на Тернопольщине). Ученый-этнолог, собиратель и исследователь народных песен, вышивок, других обычаев. Выдающийся идеолог украинства, который определил и исследовал его духовные корни. Член международного общества этнографов, участник международных съездов этнологов. Открыл староукраинский веру и культуру как факт мирового духовного и культурно-исторического бытия и как объект научных и теологических исследований, показал существование и бытие староукраинский цивилизации. Священник. Врач-гомеопат. Писатель, общественный деятель. Переводил с Российской, Германской и Польской языков. Поxодить из старинного казацкого и священнического рода. Его двоюродным братом является художник Модест Сосенко (1875—1920). Учился в Академии Искусств в Кракове, в Львовском Университете на теологическом и философском факультетаx. 1888 рукоположен в священника Украинской греко-католической церкви, опекал в селаx Галичины (с 1901 года и до конца жизни в Конюxаx). За свою пастырскую и культурно-просветительскую работу и заxист украинского населения 1920 был арестован польской военной властью и стоял под угрозой расстрела. Исследовал древнюю веру в Бога и религиозного идеольогию украинского народа, украинский фольклор, вышивку, религиозного, бытовые и хозяйственные обряды и обычаи, религиозно праздника, прежде Рождества и Щедрого Вечера, а также Пасхи, Юрия, Купала, Воведення , Калеты-Андрея, Святого Сбора и другие. Описал и объяснил Праздники Рождества и Щедрого Вечера, выяснил иx идеольогию, раскрыл иx символику и мистику. Автор основополагающей научной работы «Культурно-историческая фигура Староукраинськиx праздников Рождества и Щедрого Вечера» (Том 1 — Львов, 1928; том 2 — неопубликованный), посвященной староукраинский культуре и религии, которые оказываются в древних предхристианских , — еще преисторичних, — праздниках религиозного, хозяйственных и бытовых продолжающихся в украинском народа в отрывках древних обрядов и в связанных с Святочными временами народных песнях, прежде всего в колядки. В этой работе блестяще воссоздал из народных традиций образ древней Украинской веры и культуры, а также показал, что эта вера продолжается, — хотя и не является сформулирована доґматично, — и давняя Украинская культура является в основах современной жизни народа. Научная разведка «По проблемам месячных названий Украины», помещенная в «звон» (ноябрь 1931 года, февраль и март 1932). Разведки и статьи в часописаx «Поступ», «Литературный Вестник». Разведки-брошюры в начале научных исследований: «О мистику гагилок» (Львов, 1922), «Праджерело украинского религиозного мировоззрения» (Львов, 1923), — считал сам ошибочными в том, что они не учитывали содержание колядок и щедривок. Неопубликованные работы: о Гаилкы и Староукраинский Пасху, о Купала, «Генезис казачества» и «Днепр и Поднепровья» («Днепр и Приднипрянщина»), словарь ирано-украинских лингвистических аналогий, сборник арабских лингвистических элементов в украинском языке, сборник лингвистических и арабских аналогий в названиях рек, гор и местностей Поднепровья и Западной (Галицкой) Украины. Своими научными исследованиями подтвердил большую стариннисть украинского народа как одного из найдавнишиx народов мира, показал большую самостоятельность его культурной творчества и оригинальность и автоxтоннисть Украинской культуры, автоxтоннисть украинского народа на его территории. 1991 общественность села Конюxы решила создать мемориального музей К. Сосенко в доме, где он жил. Собственноручная жизнеописание Кс. Сосенка. (Фонд НОШ, Ф№309, оп. №1, д. 2160, л. 133-138.) 5.1933, Конюхи к. Бережаны. Достопочтенный господин доктор Профессор! На Ваш письменных зов, чтобы подать данные в словарь современных украинских писателей, подаю о себе отси сведения: Я, Ксенофонт Сосенко, родился 8/2 1861 в селе Межигорцы у Галича. Отец мой Петр Сосенко был католическим священником в Межигорцы. Мать Иосифа из рода Синевицьких. Как папа, так и мать были из семьи священников. Отца предки происходили из Дашници, села на западной Галицкой Украины. Граждане того села должны быть Казацкими переселенцами из Великой Украины и были Солтыса, свободными от барщины людьми. К народной (вселюдной, т. н. нормальной) школы ходил в Галиче. Гимназическое науку учился я в Станиславе, где сделал экзамен зрелости в 1878 (в 17 году жизни). От Детское лет интересовало меня украинская литература. Кобзарь Тараса Шевченко имел я в подарка от своего отца еще 8 летним парнем. И с тех пор знал его без ПОЛОВИНУ на память. В гимназии были моими учителями Евгений Желехивский и Др. Улас Целевич, которые умели загриты гимназистам любовь к украинской литературы, украинского слова, украинской истории. Будучи в гимназии, принадлежал я к тайной «Украинской общины» и украинского культурно-образовательного и патриотического студенческого кружка, который работал круглогодично. собирался в лете в украинской семье Заклинских и душой кружка был Леонид, Роман и Корнил Заклинских и их мать, вдова Катарина Заклинских. Будучи гимназическим студентом, я постоянно собирал материалы по этнографии из народной устности, о языке и быт народа ... Подал я это, еще тогда, когда видзбирав как студент университета, Евгений Желехивского к его «Русско-немецкого словаря». Записки украинской народной песни из села Межигорцы и с Лемковщины подал я был около 1892 профессору Емельяну Огоновскому. И видимо пропала этот сборник во времени войны. Будучи в гимназии, я был воспаленным спикером рисовальщиком и достиг я большого совершенства в рисунке. Поэтому по экзамене зрелости пошел на студии живописи в Краков, где приняли меня на 3 курс в школе художественной. Директором там артист Ян Матейко. Профессор мой был Шелнелевски. Одновременно ходил тогда в университет и изучал: классическую философию (проф. И. В. Юкриньски), историю (проф. Станислав Смолька, асс. др. Шумский), археологию (проф. И. Лемаковски), польскую литературу (проф. Станислав Хробиновски). Как студент школы искусств учился я также на выкладках анатомии на университете. Целый день был занят, начиная от 6.00 утра, к вечеру. Была тогда у меня сила и энергия. Вечерами посещал я молодого лемка-благодарность и записывал от него лемковские песни, лемковские особенности. Было это в возрасте 1878/79. Да в году 1879 заболел я на глаза. Должен я покинуть художественную (академию) школу, а при недостатке материальных средств оставил я и университетские студии в Кракове и перешел я во Львов и поступил здесь в украинском католической семинарии духовной. Была у меня мысль по истечении теологии продолжать университетские студии философичные. По этой мысли я начал как студент теологии заниматься через 2 лета на университете на лекциях Емельяна Огоновского во Львове и обучал старославянский язык и украинская литература. Но в действительности захватывала тогда меня и тех современных студентов идея «ИДТИ В НАРОД» и работать над его культурой, осветит и просвиченнистю и национальным политическим осьвидомленням. Этот патриотический порыв победил во мне все древние, от детства укоренившиеся в душе желание и природные призвание работать для искусства, литературы, науки. Пизнийша тяжелая апостольская и патриотическая работа украинского священника уже совсем невозможным работу писателя, научную. Хотя писательством я все очень интересовался и целыми пачками спроваджав из Кракова и Германии книги, покупая их и занимая. В возрасте 1900—1914 думал тогда заложить издательство найзначнийших произведений современного тогда мировой литературы. В возрасте 1893—1898 перевел с русского языка И. Тургенева «Дворянское гнездовья» (издательство «Дело» в библиотеке найзнатнийших писателей). Переложив бунтаря Достоевского «Бесы». И редактор «Дела» Белей Ин., Которому я дал это печатать, во время войны рукопись запропастив. После войны бросился я на студии иранистики и арабистики, считая, что в украинском языке, культуре и истории есть задатки иранизму и арабизма. Имею написан довольно объемистый словарь ирано-украинских лингвистических аналогий, придал также сборник арабских лингвистических элементов в украинском языке. При ужитковости сборник и подвернется для арабских лингвистов и писателей. Был в рукописи еще не закончен упорядоченный произведение п. з. «Днипра И ПОДНИПРОВьЯ» и сборник лингвистических и арабских аналогий в названиях рек, гор и местностей Поднепровья и Западной (Галицкой) Украины.

Украинский театр в крыму на рубеже хiх — хх вв

Украинский театр в Крыму на рубеже ХIХ — ХХ вв. В 2004 под эгидой Министерства образования и науки Украины, Министерства образования и науки Автономной Республики Крым, Крымского государственного гуманитарного института в прекрасном курортном городе Ялта появилась на свет маленькая книжечка «Ялтинская» украинская труппа ". Исторический очерк "Алексея Почка — диссидента, бандуриста, исследователя истории кобзарства, театра, автора многих книг, ряда статей и исследований о украинском в Крыму и на Кубани. Для многих из нас эта книжечка стала просто открытием. Читать далее

Готфрид иоганн гердер — выдающийся немецкий мыслитель (литературная деятельность) часть 2

Язык цивилизованных народов — это язык мысли и прозы. Для нее характерна логическая правильность, четкое разграничение синонимов, правильная синтаксическое построение, отражающее логичность мысли, но в то же время обедняет и приводит к единообразию „ книжный "язык. Итак, Гердер различает язык чувств (поэзию) и язык разума (прозу) как две исторические стадии развития языка. Читать далее

Категория «культуры» в историко-философском украиноведения

Категория «культуры» в историко-философском украиноведения Проект историко-философского украиноведения одной из своих методологических основ имеет утверждение о соотношении истории философии и культуры. Решение его, как правильно подметил В. С.Горський, должно осуществляться в двух направлениях, которые играют значительную роль в процессе реставрации ценностей национальной культуры. "Первый требует принципиальной персонализации историко-философского видения в соответствии с требованиями культуры, утверждения взгляда на историю философии как важный компонент культурной реальности человека. Второй — осознание особенностей развития философии как существенного компонента культуры украинского народа, выяснение специфики бытия философии в теле этой культуры на протяжении многовековой истории ... ". Именно такая установка Вилена Сергеевича лежит в основе соответствующей методологической программы, которую отстаивает историко-философское украиноведение. Первым и важным шагом в реализации этой программы является определение основных категорий и понятий, которые играют генерирующую роль в методологическом арсенале историко-философской науки. А. В.Гулига в работе «Немецкая классическая философия» отметил, что «категории — предельно общие понятия, как бы скелет познания», тем самым подчеркнув важность роли категорий в разработке гносеологических и методологических оснований философии как науки. Эта мысль русского философа побудила обратиться к исследованию основных категорий историко-философского украиноведения, среди которых значителен категория культуры. Действительно, прежде чем определить те условия, при которых историко-философское исследование следует «переключать» на регистр культуры, погрузить в культурный контекст, нужно выявить смысловую нагрузку этого понятия. Поэтому цель данной статьи и состоит в выяснении понимание и значение категории культуры в пределах историко-философского украиноведения. Историко-философские украиноведческие исследования является критическим отзывом на абсолютистские тенденции в деле историко-философских построений — «проект Просвещения», который в начале ХХ в. еще в значительной степени определял понимание прошлой философии. В конце XVIII — начале XIX в. возникает новое отношение философии к своему историческому прошлому. В осмыслении соотношение философии и истории философии такая парадигма получила название классической. Известным ее представителем, который предложил свою систему и реализовал ее со всей грандиозностью, был Гегель. Он первый из мыслителей, кто последовательно и систематически продумал необходимую связь современного с прошлым. И вот результат: история философии предстает как однолинейный процесс, направленный из глубины прошлых веков до современности, «снимает» в себе все достижения предшественников, претендуя на универсальность. История мировой культуры, таким образом, предстает как развертывание Абсолютной Идеи, которая в своих собственных интересах отводит каждой культуре соответствующее (четко установлено в жесткой иерархии) место. Такая же ситуация и с философскими системами. Но уже в середине XIX в. оказалось, что методологический центризм гегелевской историософии допустил много ошибок, тем самым обнаружив собственную ограниченность. В XX в. появляются новые историко-философские подходы, которые утверждают идеи несостоятельности существования одного единственного проекта, который бы претендовал на абсолютность и полноту. В свете этого сразу становится понятным высказывание Г. -Г. Гадамера: "Однако, когда мы начинаем просмотр ареала этих новых убачань, мне кажется, что нам нужно бросить критический зрение в сторону того, какого сорта те неиспытанные предположение, перешедших от традиции и продолжают в них действовать. Каждый должен спросить себя, может ли закон эволюции человеческой жизни быть схваченным в соответствии с понятий прогресса, непрерывного продвижения от неизвестного к известному, да и вообще, может движение человеческой культуры быть действительно линейным прогрессом от Мифа к Просвещения ". Одним из таких проектов является историко-философские украиноведческие исследования, в основу которых положены культурологический аспект, убедительно доказывает ограниченность представлений об истории философии как монологическое процесс, определяется внутренней логикой первоначального Замысла. «Путь преодоления указанных трудностей лежит через перестройку типов исторического мышления согласно канону культуры». Подход к рассмотрению истории философии в контексте культуры позволяет определить развитие философии как историю философской культуры. Культура — способ бытия человека в мире. Несмотря на значительное количество имеющихся в современной литературе определений культуры, их авторы приходят к одному мнению о том, что культура — это человеческий мир, который выступает сферой реализации человеческих ценностей и образует пространство человеческого общения (сделать человеческим, ближе к человеку — окультурить). Именно под эгидой культуры образуются различные типы деятельности, которые имеют единственную цель — саморазвитие человека. Человек по-разному относится к миру. Одним из типов такого отношения является матрица: «субъект — объект». В его основе лежат процессы противопоставления и познания. Для того, чтобы узнать определенный предмет, следует его противопоставить себе. От позднелатинского objicio — устанавливать впереди себя, противопоставлять себя. Как только между человеком и предметом ее интереса возникает противоречие, последний превращается в objectum, а человек — на subjectus. Субъектно-объектное отношение — это ситуация познания, реализуется в научной деятельности. Еще одним видом отношение человека к миру является отношение «цель — средство». Оно превращает познавательную деятельность на практическую, которая заключается в использовании всех возможных средств, направленных на изменения мира для достижения желаемой цели. Девиз — цель оправдывает средства, и последствия — не важны. Эти виды отношений между человеком и миром строятся по принципу «по вертикали», что приводит к антагонизму между ними. Если подобный принцип перенести на историю, тогда прошлое предстает в образе врага, противостоит современности. Соответственно, это и обуславливает представление об истории как о поступательном процесс, развивающийся однолинейно и монологически, где каждый предыдущий этап «снимается» следующим. В результате: а) в культуре любой нации заслуживающим внимания является лишь определенный период развития ее философии, то есть тот, когда она в лице своих представителей представляет прогресс мировой философской мысли; б) если это «центрированный» поступательное развитие философии, согласно гегелевской историософии, не касается отдельных наций и культур, то они оказываются «за бортом» истории (кстати, сюда причисляли славянскую и Украинской культуры). Выделенные типы свитовидношень (субъект-объект, цель-средство) — это виды деятельности, не доведены до уровня культуры, в результате приводит к односторонности и ограниченности их исследовательских интересов, в связи с тем, что культура остается «за бортом». Отсюда — преступления против моральных и общественных устоев, экологические кризисы и тому подобное. Исследование истории философской культуры отстаивает другой тип свитовидношень — горизонтальный, где культура предстает как интегративная форма бытия, воплощающий в себе многообразие типов деятельности и преодолевает абсолютизацию одного из них. Именно сквозь призму такого видения «канона культуры» человек преодолевает собственные вузькоиндивидуальни и эгоистические цели, возвышается над своим «Я» для того, чтобы выйти за его пределы, встретить за этими пределами подобное другое «Я» и проявить понимание, признание за ним права иметь собственные интересы. С этого начинается диалог. Культура, как вершина человечности, диалогическая по своей природе.

Слушаем олеся гончара! часть 2

Олесь Гончар прожил счастливую и одновременно трагическую жизнь, ему было что сказать людям о пережитом, передумал, переболела, осмысленное и постигнуто. Писатель жил психологически углубленным жизнью, но оно не крутилось вокруг романов-прелюбодеев, выпивки и богемных загулов, — он был человеком слишком общественной и общественной, и гордой, чтобы свои душевные состояния обнародовать. Поэтому дневники Олеся Гончара публикуются такими, какими они в свое время вылились из его души и каким сама жизнь велело стать памятником эпохи. Читать далее

Создание украинского биографического словаря как этап возрождения исторической памяти украинского народа

Создание украинского биографического словаря как этап возрождения исторической памяти украинского народа Одной из важнейших украиноведческих проблем современности является исследование тех этапов развития украинского общества, которые являются знаковыми с точки зрения его национального самоопределения. Культурное возрождение того или иного народа напрямую связано с обращением к его истории, устоявшихся духовных ценностей, этнической культуры, в которых воспроизводится преемственность времен, осуществляется интеграция прошлого и современности но вместе с тем происходит социализация модели будущего. Каждая эпоха добавляет к карте истории имена его выдающихся представителей, которые олицетворяют образ этой эпохи, формируя и ответвительные генетическое дерево нации. Читать далее

Освобождение ... смертью (мария крушельницкая)

Освобождение ... смертью (Мария Крушельницкая) Все, что сегодня может пробиться к жаждущих сердец через опубликованное о Марии Крушельницкой, — это лишь нерозквитла еще уквитина познания исторической правды о всемирной силы трагедии украинской семьи-семьи Крушельницких-Левицких. Еще в огромном генеалогическом дереве двух родословных — не один еще неопознанный исследователями и меланхолично государственных забрунькований в высокий талант плод, который так преждевременно высушила и уничтожила рука страшной системы, что, наконец, по воле Всевышнего захлебнулась в море крови и лжи. Верится, что молодая поросль исследователей вот-вот приблизится к еще вчера заблокированных тяжелых дверей архивных хранилищ — и добудет на свет познания нацией уникальные документы о жизнетворчество Антона и Марии Крушельницких, сыновей Ивана, Тараса, Остапа, Богдана , дочь Владимира, а рядом с этим — обжигающие душу документальные свидетельства — письма, которые сохранила наша обездоленный судьба — их сотни! ... Крушельницкая Мария Степановна (08.12.1976, с. Ульгивци Рава-Русского уезда на Львовщине — 28.08.1935, г...Харьков; псевдонимы и криптонимы: Слобода-Крушельницкая Мария; Слободивна Мария; Слободивна; Мария Степановна; М. С .; М.) вошла в историю украинской культуры как драматическая актриса, публицист, мемуарист, редактор и прозаик. Крушельницкая постигла, пожалуй, самые высокие ступеньки жизненных университетов в семейном кругу: здесь царила глибокоморальна христианская традиция, культ матери и отца. Училась в украинской гимназии (г...Львов), а с 1893 до 1902 — засветила небудничный талант в украинском театре общества «Русская беседа», где исполняла главные роли в пьесах Франко, И. Крашевського, И. Тобилевича, Старицкого, Г. Зудермана , Л. Толстого. С представлениями театра объездила Галичину, гастролировала в Польше. После бракосочетания с Антоном Крушельницким Мария покинула сценическую работу (прощальная роль 1901 в пьесе Л. Толстого «Власть тьмы»), полностью отдалась семье, детям (об этом подробнее см .: Крушельницкая Лариса. Рубили лес ...: Воспоминания галичанки // Колокол. — 1990. — № 3. — С. 119 — 133; № 4. — С. 121 — 132; № 5. — С. 118 — 131; ее же: Рубили лес ...: (Воспоминания галичанки). — Львов, 2001. — 260 с., 34 с. ил.). И хотя Мария Крушельницкая словно отошла в тень было этого бравого-праздничного, что ожидало ее чуть ли не каждый день на театральных сценах, все же она никогда не была равнодушной к общественно-культурного, просветительского, педагогического и литературно-прессового жизни. За почти тридцать пять лет замужней жизни эта женщина неоднократно принимала фибрами тонкой поэтически музыкальной души ангельское блаженство как мать и любимая жена; 11 ноги в семейных радостях и таких, к сожалению, нередко повторяющихся бытовой неустроенности и сприкреннях от знакомых-незнакомых и случайных встречных, — мирчилы галицкие подарки и обринкы Городенки и Винник, Коломые и Рогатина, Нижнего Березовая и Бережан, Львова и дальнего-ближнего Вены (1915 — 1916, 1919 — 1925); она нередко превращалась в чернового подручного мужчины, потому что считала, что он творит особой нужды работу: редактирует журналы, заключает и выдает многочисленные украинские книги для чтения преимущественно для сельских школ. И она, Мария Крушельницкая, будучи примерной матерью-Украинской, националисткой не у словесных митинговых лозунгах, а в ежедневном прикладичини, прилагала повсеместно усилий для создания театральных кружков, распространение идей эмансипации женщины, популяризации национальной истории, культуры и, в частности, книги ( на этом поле оставила заметный след, печатаясь в таких периодических изданиях, как: «Женская судьба», «Дело», «Буковина», «Литературно-научный вестник», «Новый дом», «Новые пути», в коломийских, львовских и черновицких альманахах). Кто знает, какой длины могла бы быть жизненно творческий путь этой удивительной характера украинском, если бы им, как и ее мужем, не будет завладел миф веры в счастливую большую Украину, которая должна закоринюватися там, на востоке нашей древней территории. Тот миф и оциганив всю семью Крушельницких, как и сотни интеллектуально мощных семей, составлявших золотой генофонд нации и в будущем должны вифундаментуваты Украинское соборное независимое государство. Наивная вера в справедливость в Советской Украине там, за Днепром, и привела Марию Крушельницкой к трагическому отвержение-неприятие той забреханои «будто правды», которая на осознанном ощущении женщины-матери скрокодилила НЕ только тела ее мужа и детей, но и увибгала в неизмеримую трясину большевистской «правды-справедливости" нотки надежды и христянських надежд. Она, Женщина, стопилася, словно свеча, в напивусвидомленни смысла ее и родных бытия (подаю актуальное в биографии этой фигуры: Лозинский М. И кто же она была? // Дело. — 1901. — 17 лип.; Некролог // Новое Время. — 1935. — 4.209. — С.2; Громова В. Мария Слободивна // Лит. Украина. — 1966. — 13 дек.; Громова Валентина, Дубина Николай. Мария Слободивна — актриса и писательница // Рус. театр. — 1987. — № 5. — С.24 — 25; Погребенник Федор. Жизнь и смерть Марии Слободивны // Колокол. — 1990. — № 1. — С. 37 — 38; Энциклопедия украиноведения: Словарная часть / Под ред. проф. В. Кубийовича: Переиздание в Украину. — Львов, 1994. — Т. 3. — С. 1194; Крушельницкая Лариса. Слободивна-Крушельницкая Мария Степановна // УИЖ. — Львов, 1994. — Вып. И. — С. 172 — 173; Мишка П. К. Крушельницкая (Слобода) Мария Степановна // УЛЕ. — К., 1995. — Т. 3. — С. 77; Украинские периодические издания для женщин в Галичине: Аннотированный каталог. — Львов: Цель, 1996. — С. 154 (здесь ошибочно названа дата смерти 28.03); Крушельницкая Лариса. Библиографический указатель / Составитель Л. С.Заяць. — Львов, 1998. — С. 29; Паламарчук Оксана. Триумфальные дороги и тернистый путь // За свободную Украину. — 2001. — 12 дек .; архивные материалы см .: ДАИФО. — Ф. 2. — Оп. 3. — Спр. 308. — Арк. 196 — 196 н.; Ф.2. — Оп. 1. — Спр. 1523. — Арк. 110; Ф.2. — Оп. 3. — Спр. 298. — Арк. 143; ЦГИАЛ. — Ф.361 (А. Крушельницкий). — Оп. 1. — Спр. 176. — Арк. 1. — 180 (письма М. Крушельницкий к мужчине за 1901 — 1923 ГГ.); Там же. — Оп.1. — Спр. 65. — Арк. 1 — 168 (письма М. Крушельницкий к мужчине за 1926 — 1932 ГГ.); Там же. — Оп. 1. — Спр. 180. — Арк. 1 — 200 (письма М. Крушельницкий к сыну Ивана за 1923 — 1925 ГГ.); Там же. — Оп.1. — Спр. 181. — Арк. 1 — 86 н. (Письма М. Крушельницкий к сыну Ивана за 1927 — 1929 гг. И к сыну Тараса за период: 15.07.1930 — 28.08.1932 гг.); Там же. — Оп. 1. Спр. 178. — Арк. 1 — 540 (письма М. Крушельницкий к мужчине за 1925 г.) ... Кто знает, каких высот в художественном восхождении достигла бы Мария Крушельницкая, если бы судьба не перекопала ей дорогу? ... По крайней мере даже то, что уже удалось визбирати сегодня, подтверждает, что Крушельницкая — автор пьес и прозаических произведений, остросоциальных публицистических выступлений, тонкопсихологичних и таких неповторимых в бытовых подробностях письмах к мужу и сыновей Ивана и Тараса — завещалась на незаурядной силы писательскую личность.

Первая мировая война или ' сила слабых '

Первая мировая война или «Сила слабых» Объективная перманентная трансформация пространства в времени, или, образно говоря, географии в истории, отнюдь не терпит подобного вакуума. Иными словами, имеет законами геополитики состояться, то случится обязательно. Читать далее