Тризуб, его прошлое и нынешнее

на тему: Тризуб, его прошлое и нынешнее (урок) Украина. Родина. Символы Святое слово — родная мать; Есть еще святыня Высшее Богу милийша — Ридная Вкраина. Пантелеймон Кулиш Украина! Ты для меня чудо! И пусть плывет за годом год, Буду, мама гордая и красивая, С тебя удивляться век ... Василий Симоненко Дети! Какие святые слова любви вы только что прочитали! А знаете, время лежит между их написанием? Пантелеймон Кулиш написал эти слова в XIX в., А Василий Симоненко — в XX в. Целый век! А знаете, сколько таких слов любви сказано им, Матери-Украины! Чтобы назвать только авторов произведений об Украине, нужно, наверное, не один том напечатать. Можете и вы, дети, собирать их записывайте в отдельную тетрадь строки посвящены Украине. Во все века они звучали откровением души настоящих сыновей и дочерей то Украина. Родная мать и родная Украина — эти слова, как бы два крыла любви, которые сохранили украинскую душу, ее самобытность. Слова мама и Украины поселились в душе каждого, кто считал себя ребенком Украине. А мы предлагаем вам начать свою тетрадь-сборничек стихотворением Владимира Самойленко: Наша славная Украина, Наше счастье и наше рай! Или на свете страна Еще милее наш край? И в счастливые, и злые часа Мы для нее живем На Украине и для Вкраини Будем жить и умрем. ... Записали стихотворение? Теперь выпишите выделены слова: Украина, рай, страна, край, Вкраина. Вы не можете не почувствовать, что это & mdash; слова-родственники. Как же возникло название Украина, кто и когда впервые назвал ее этим именем? Очевидно, слово Украина было в нашем языке еще с незапамятных времен, но как общее название края, земли, территории. Первая же точно датированная упоминание принадлежит до 1187 года. Читать далее

Экспроприация метафоры и поэтическая герилья (взгляд с юго-востока) часть 4

Итак, мы на Вольвачевым наследство деда, где глаз поэта просто фиксирует общепринятые, знакомые с детства реалии, фиксирует как бы нехотя , будто позарефлексивни (рефлексия оприявниться позже — в подтексте строф или в мета-тексте энергетического поля стихотворения): шоссейка то через родной ветер свистнет И канет в осень, тихую и глубокую. А вокруг — шероховатая моя наследство деда, Махновщина на все четыре стороны. приземистый. Притихла. Опустела. Только подсолнух он, почерневший, будто цыган. А хлестким сабли растут с тела И щемящая брови невыносимый изгиб Развеялся, как теплые пряди кофе Как мокрый тротуар . Я в них уже не верю. И борозду кладут в небе вороны комом черными на сером. Исхудавшие предки пойдут бороздой, Слегка наступая на комья. Над подсолнухом, над полем, надо мной ... И тоску перепашет мне в груди. Симптоматично представляется упор креатора «Крови дерзкой» на двух определяющих для подобного рода образотворення сенсопороджуючих концептах, скорее — даже метафорически интеллектуальных архетипах: его наследство деда — махновщина шероховатая, оприявнена в своем радикально-метафорическом течении и одновременно рустикально — надчасова, по всей имманентной ей конкретики быстрее — внеисторическая. Читать далее

Ценная научный труд по истории украинской национальной революции середины xvii в

Ценная научный труд по истории украинской национальной революции середины XVII в. Усилиями многих поколений исследователей различных научных школ и направлений достигнуты значительные результаты в выяснении содержания и общих тенденций развития Украинской национальной революции середины XVII в. Вместе с этим в исторической науке сложилась ситуация, характеризующаяся относительно высокой изученностью этого сложного феномена во всеукраинском масштабе и крайне неудовлетворительным состоянием исследований освободительного процесса во всех отдельно взятых основных украинских регионах. Отсутствие комплексных исследований региональных черт и особенностей развертывания освободительной эпопеи уже давно стала камнем преткновения для историков, которые пытались и пытаются обобщать общенациональные аспекты первой национальной революции.
Однако, углубленное изучение развития этого яркого явления отечественной и европейской истории на Киевщине, Подолье, Берестейщине, в Галичине, Подляшье (а до недавнего времени и Волыни) и поныне остается вне основными направлениями научных поисков. Исходя из того, что Волынь в середине XVII в. стала в один ряд с самыми мощными центрами украинских национальных и социальных соревнований, подтверждаемых солидной источниковой базой, борьба Волыни уже давно должна была стать объектом целенаправленного комплексного исследования. Между тем, ученые, изучая всеукраинские аспекты, прежде всего военные операции в Волынском воеводстве, только попутное касались этой проблемы. Такое состояние и потребности исторической науки подтолкнул и Олега Ярошинского к всестороннему изучению освободительного процесса в этом регионе как неотъемлемой части борьбы украинского народа в годы первой национальной революции. Возможно, эта тема заинтересовала автора еще и потому, что родился он и вырос в старинном волынском городе Корец. Читать далее

Судьба градостроительной и архитектурного наследия эпохи гетманщины в развитии архитектуры украины xix-xx веков часть 3

Понятно, что в XIX в. архитектурные объекты эпохи Гетманщины воспринимались вполне чужеродными класицистичному архитектурной среде. Но проницательные, неравнодушные и еще национально настроенные спо-стеригачи, к которым можем причислить прежде Тараса Шевченко и Пантелеймона Кулиша, воспринимали и оценивали архитектурные памятники эпохи Гетманщины как свидетельство не только принципиально иного архитектурного направления, но и совершенно другой культуры, более того — противоположной политической традиции. Обратимся снова к Т. Шевченко, для которого храмы эпохи Гетманщины были живыми представителями казачества "А вон, вон за Днепром, На пригорит, будто часовня Казацкая церковь небольшая Стоит с покосившимся крестом. Давно стоит, выглядит Запорожца с Луга ... С Днепром своим разговаривает, Развлекает тоску. оболочки старыми Словно мертвец глазами Зелеными, смотрит На свет из гроба, Может, чаеш обновления? Не жди тии славы Твои люди обокрали А господам лукавым ... Зачем показалась казацкая Великая слава ?! И Трахтемиров совсем горой неопрятная свои домики Разбросал с судьбой злой Словно пьяный старец сумки. А вот старое Монастырище Когда козацкее село То ли оно Тойди было? ... И все пошло царям на игрище И Запорожье, и село ... И монастырь святой, казна, — Все, все жадные разнесли! ... " Это стихотворение-воспоминание о былом называется «Сон» ("Горы мои высокие»). Написан он 1847 в ссылке, в Орской крепости. Читать далее

Судьба градостроительной и архитектурного наследия эпохи гетманщины в развитии архитектуры украины xix-xx веков часть 3

Понятно, что в XIX в. архитектурные объекты эпохи Гетманщины воспринимались вполне чужеродными класицистичному архитектурной среде. Но проницательные, неравнодушные и еще национально настроенные спо-стеригачи, к которым можем причислить прежде Тараса Шевченко и Пантелеймона Кулиша, воспринимали и оценивали архитектурные памятники эпохи Гетманщины как свидетельство не только принципиально иного архитектурного направления, но и совершенно другой культуры, более того — противоположной политической традиции. Обратимся снова к Т. Шевченко, для которого храмы эпохи Гетманщины были живыми представителями казачества "А вон, вон за Днепром, На пригорит, будто часовня Казацкая церковь небольшая Стоит с покосившимся крестом. Давно стоит, выглядит Запорожца с Луга ... С Днепром своим разговаривает, Развлекает тоску. оболочки старыми Словно мертвец глазами Зелеными, смотрит На свет из гроба, Может, чаеш обновления? Не жди тии славы Твои люди обокрали А господам лукавым ... Зачем показалась казацкая Великая слава ?! И Трахтемиров совсем горой неопрятная свои домики Разбросал с судьбой злой Словно пьяный старец сумки. А вот старое Монастырище Когда козацкее село То ли оно Тойди было? ... И все пошло царям на игрище И Запорожье, и село ... И монастырь святой, казна, — Все, все жадные разнесли! ... " Это стихотворение-воспоминание о былом называется «Сон» ("Горы мои высокие»). Написан он 1847 в ссылке, в Орской крепости. Читать далее

' фортех ' в киевском художественном институте 1920-х годов

«ФОРТЕХ» в киевском художественном институте 1920-х годов Это исследование возникло с достаточно обычного интерес автором малоизвестным фактом — существованием в учебной программе Киевского художественного института (далее — КХИ) в 1920-х годах такого курса предметов, как «формально-технические дисциплины», или, как сокращенно называли его сами преподаватели и студенты — "ФОРТЕХ ". При изучении этого вопроса выяснилось, что в современных исследованиях, посвященных истории КХИ, иногда вскользь упоминают существование «ФОРТЕХ», но, к сожалению, углубить это понятие, или сделать основательные разведки искусствоведы не удосужились. Совсем иначе обстоит дело с «ФОРТЕХ» выглядит в воспоминаниях студентов и преподавателей института, которые были связаны с учебным процессом 1920-х годов.
Тогдашние студенты довольно часто вспоминают этот курс предметов, по-разному оценивая значение «ФОРТЕХ» в своем художественном становлении. Положительные или отрицательные воспоминания оставались после знакомства с «ФОРТЕХ», но именно он вызвал бурные дискуссии и конфликтные ситуации вокруг себя и остался самым ярким воспоминанием об обучении в КХИ того времени. Что такое «ФОРТЕХ» и какое место этот курс предметов занимал в учебной концепции Киевского художественного института? Ответ на эти вопросы, на мой взгляд, можно получить, рассмотрев реорганизации Украинской академии искусств (далее — УАМ; с 1922 гг. — Киевский институт пластических искусств — КИПМ) в Киевский художественный институт, происходила на фоне переориентаций тогдашних общеевропейских художественных тенденций, и социально-политические изменения, происходившие в советской Украине. Первым профессорским и преподавательским составом деятельность Украинской академии искусств, основанной 1917, направлялась на формирование национального учреждения, где должен возродиться и развиться национальный стиль на почве новейших модернистских течений. Учебный процесс в УАМ организован по принципу работы в индивидуальных мастерских — вроде парижских и мюнхенских частных академий, где профессор самостоятельно набирал студентов в свою мастерскую и вводил свою педагогическую программу. Художники, которые пришли в Академию (А. Мурашко, Н. Бурачек, А. Маневич, брать Кричевские, Г. Нарбут), представляли различные модернистские направления, но их объединяла единая цель — создание независимой и демократической художественной школы, где бы происходили поиски новых художественных систем, «... которые отвечали бы также демографической структуре в послереволюционной Украине ...». 1923 отличился новым этапом коммунистической политики в Украине, фактически начал политику «украинизации», которая означала "не только усиленное изучение украинского языка партийно-государственным аппаратом и распространением украинского образования. Реально речь шла о привлечении к культурному и даже политической работе не коммунистических украинских национальных сил ". Читать далее

' фортех ' в киевском художественном институте 1920-х годов

«ФОРТЕХ» в киевском художественном институте 1920-х годов Это исследование возникло с достаточно обычного интерес автором малоизвестным фактом — существованием в учебной программе Киевского художественного института (далее — КХИ) в 1920-х годах такого курса предметов, как «формально-технические дисциплины», или, как сокращенно называли его сами преподаватели и студенты — "ФОРТЕХ ". При изучении этого вопроса выяснилось, что в современных исследованиях, посвященных истории КХИ, иногда вскользь упоминают существование «ФОРТЕХ», но, к сожалению, углубить это понятие, или сделать основательные разведки искусствоведы не удосужились. Совсем иначе обстоит дело с «ФОРТЕХ» выглядит в воспоминаниях студентов и преподавателей института, которые были связаны с учебным процессом 1920-х годов. Читать далее

' жернова времени ' виктора сидоренко часть 2

Живописное полотно визуально воспроизводит название проекта — «Жернова времени». В нем время материализуется, перевоплощаясь то в муку, или в прах, «разъедая» поверхность картины, из-за чего напоминает древнюю фреску, а по композиции интерпретирует «Тайную вечерю» Леонардо да Винчи. Но трактована эта композиция на новый лад. Сама ассоциация с евангельским сюжетом разрывает оковы скованной тайны, что для одних является непосильным бременем, а другим дарит чувство превосходства над целом.
Таким образом, зритель переживает приобщение к тайне и занимается медитативным настроением, что способствует размышлениям, возникновению ассоциаций и реминисценций. В этой картине каждый из тринадцати выглядит как Христос, хотя в центре и изображен, вероятно, главный персонаж. Каждый из них сосредоточен на себе, собственных чувствах и, кажется, все остальное они делают автоматически, движения их машинальные или ритуальные. В экспозиции на ассоциативном, подсознательном уровне для посвященного зрителя (того самого философа) может проглядывать мучительное прошлое нашего народа — «зэковское», не раз «голодоморного», полна унижений и уничтожений ... и будущее, рожденное сегодняшней независимостью. Обнаженность фигур воспринимается как открытость того «прошлого» для осмысления. А будущее фокусируется в научных достижениях, выявленных в конусе-кристалле, и ассоциируется с подъемом человеческой мысли и чувств в чистых вершин. Жернова же, описанные в полотне и изображены в видеофильме, находятся в символическом связи с понятием круговорота большого мирового мельницы и цикличности мировых эпох. А также их образ играет уравновешивающую роль справедливости судьбы, перемалывает все зерна. Визуально-живописно-философскую идею проекта консолидирует собой специальный объект — фантастический кристалл, что вбирая луч света, превращает его в себе, будто жернова зерно. Читать далее

' фортех ' в киевском художественном институте 1920-х годов

«ФОРТЕХ» в киевском художественном институте 1920-х годов Это исследование возникло с достаточно обычного интерес автором малоизвестным фактом — существованием в учебной программе Киевского художественного института (далее — КХИ) в 1920-х годах такого курса предметов, как «формально-технические дисциплины», или, как сокращенно называли его сами преподаватели и студенты — "ФОРТЕХ ". При изучении этого вопроса выяснилось, что в современных исследованиях, посвященных истории КХИ, иногда вскользь упоминают существование «ФОРТЕХ», но, к сожалению, углубить это понятие, или сделать основательные разведки искусствоведы не удосужились. Совсем иначе обстоит дело с «ФОРТЕХ» выглядит в воспоминаниях студентов и преподавателей института, которые были связаны с учебным процессом 1920-х годов.
Тогдашние студенты довольно часто вспоминают этот курс предметов, по-разному оценивая значение «ФОРТЕХ» в своем художественном становлении. Положительные или отрицательные воспоминания оставались после знакомства с «ФОРТЕХ», но именно он вызвал бурные дискуссии и конфликтные ситуации вокруг себя и остался самым ярким воспоминанием об обучении в КХИ того времени. Что такое «ФОРТЕХ» и какое место этот курс предметов занимал в учебной концепции Киевского художественного института? Ответ на эти вопросы, на мой взгляд, можно получить, рассмотрев реорганизации Украинской академии искусств (далее — УАМ; с 1922 гг. — Киевский институт пластических искусств — КИПМ) в Киевский художественный институт, происходила на фоне переориентаций тогдашних общеевропейских художественных тенденций, и социально-политические изменения, происходившие в советской Украине. Первым профессорским и преподавательским составом деятельность Украинской академии искусств, основанной 1917, направлялась на формирование национального учреждения, где должен возродиться и развиться национальный стиль на почве новейших модернистских течений. Учебный процесс в УАМ организован по принципу работы в индивидуальных мастерских — вроде парижских и мюнхенских частных академий, где профессор самостоятельно набирал студентов в свою мастерскую и вводил свою педагогическую программу. Читать далее

Судьба градостроительной и архитектурного наследия эпохи гетманщины в развитии архитектуры украины xix-xx веков часть 3

Понятно, что в XIX в. архитектурные объекты эпохи Гетманщины воспринимались вполне чужеродными класицистичному архитектурной среде. Но проницательные, неравнодушные и еще национально настроенные спо-стеригачи, к которым можем причислить прежде Тараса Шевченко и Пантелеймона Кулиша, воспринимали и оценивали архитектурные памятники эпохи Гетманщины как свидетельство не только принципиально иного архитектурного направления, но и совершенно другой культуры, более того — противоположной политической традиции. Обратимся снова к Т. Шевченко, для которого храмы эпохи Гетманщины были живыми представителями казачества "А вон, вон за Днепром, На пригорит, будто часовня Казацкая церковь небольшая Стоит с покосившимся крестом. Давно стоит, выглядит Запорожца с Луга ... С Днепром своим разговаривает, Развлекает тоску. оболочки старыми Словно мертвец глазами Зелеными, смотрит На свет из гроба, Может, чаеш обновления? Не жди тии славы Твои люди обокрали А господам лукавым ... Зачем показалась казацкая Великая слава ?! И Трахтемиров совсем горой неопрятная свои домики Разбросал с судьбой злой Словно пьяный старец сумки. А вот старое Монастырище Когда козацкее село То ли оно Тойди было? ... И все пошло царям на игрище И Запорожье, и село ... И монастырь святой, казна, — Все, все жадные разнесли! ... " Это стихотворение-воспоминание о былом называется «Сон» ("Горы мои высокие»). Написан он 1847 в ссылке, в Орской крепости. Читать далее