Явление «украинская музыкальная периодика» и его формирования в xix столетии часть 2

Явление «Украинская музыкальная периодика» также выступает в узком и широком смыслах. В узком — это периодические издания, в которых отдается предпочтение, или которые целиком посвящены рассмотрению музыкальной украинистики. Они публикуются в Великой Украины, а также за ее пределами, как правило, представителями диаспоры, главным образом, на украинском языке, частично на других языках. Украинская музыкальная периодика в широком смысле образуется совокупностью изданий любым образом причастны к украинской музыкальной культуры и печатаются в Украине и за ее пределами деятелями национальной и иншонациональних культур Украинской и других языках, представляют музыкальную и другие области культуры. Информация в периодике, что касались национальной музыкальной культуры, случаются в XIX в. Например, в российском журнале «Музыкальные увеселении» за 1774 содержались сведения об украинском танец дергунець, а в «Московских ведомостях» за 1794 — о творчестве Д. Бортнянского. На этнических украинских землях первой периодической газетой была «Gazette de Lopol» (Львов, 1776). Однако систематичности публикации о национальных музыкально-культурные явления или явления, которые имели место на украинских землях, постепенно приобретали в течение первой половины XIX в., Тогда здесь активно формировалась периодика. Читать далее

Юрий федькович — народолюбец

Юрий Федькович — народолюбец Я — просто себе — гуцул. Моя школа была Черногора, а не львовская или венская академия. Юрий Федьковича «Буковинским соловей», «величайшим поэтом зеленой Буковины», «буковинским Кобзарем» назвал Юрия Федьковича И. Я.Франко за волшебную силу поэтического слова, глубокую правдивость и настоящую народность, за веру в великую судьбу народа. Неоценимое значение имеет для нас наследие Юрия Федьковича, его разносторонняя деятельность и сама жизнь. Он правдиво изобразил жизнь простых людей-гуцулов, хотел получить порабощенным людям свободу, счастье, воспел вдохновенно и поэтично гордых людей, потомков Олексы Довбуша и современников предводителя восставших буковинцев — Лукьяна кобылицы. Юрий Федькович жил среди народа и для народа и никогда не терял святой веры в его счастливое будущее: «Я наш народ всем сердцем люблю, и душа моя предвещает, что его большая доля ждет». Все, что написал Юрий Федьковича, вошло в духовную сокровищницу украинской народа. Как яркий и самобытный поэт-лирик, Ю. Федьковича рос под влиянием устнопоэтического народного творчества, которой проникся с детских лет и которую собирал в течение всей жизни. Он, по словам А. Маковея, «пел так, как народ поет: здесь и фразеология народная, и ритмика народных песен, и та милая наивность и искренность, которой народ своими песнями добирается до наших сердец». Основными в лирике поэта были гражданские мотивы. Много внимания уделял Ю. Федьковича теме императорской рекрутчины и солдатчины, которую хорошо знал на собственном опыте. Читать далее

Этимологические методы и материалы в культурологических исследованиях

Этимологические методы и материалы в культурологических исследованиях Обращение к этимологических приемов исследования получило значительное распространение в искусствоведческих трудах, прежде всего в музыковедении. Ли отчетливо такая ориентация исследовательских методов задекларирована в И. А. Барсовой, чья статья под красноречивым названием «Попытка этимологического анализа» 1985 положила начало ряда работ над выводом некоторых мелодических оборотов так называемых музыкально-риторических фигур. Впрочем, в одной из музыковедческих отраслей — в фольклористике — приемы етимологизування уже давно второвують себе путь. В частности, так называемые синоптические сопоставления вариантов и реконструкция прототипов народнопесенного материала наибольшей степени демонстрируют ориентацию на этимологические приемы воспроизведения лексических праформ. Такие же приемы применяются в иконологии, что позволило проследить историческую судьбу некоторых изобразительных мотивов — таких, например, как мотив «Крин» (изображение побегов в растительном орнаментике) или ливанского кедра (мирового дерева). Однако роль этимологии в системе гуманитарного знания не исчерпывается поставками методов — обычным общим местом интердисциплинарных тенденций современной науки. Прежде эта роль определяется ее ключевым значением для «археологии знания» (пользуясь выражением М. Фуко). Подобно тому, как каждый орган имеет свою филогенетическую историю, которую нужно принимать во внимание для суждения о его здоровый или патологическое состояние, феномены культуры также несут печать своей родословной. Знание этого родословной необходимо для характеристики их места в организме культуры, а именно речь в ее истории составляет образец, модель целостности этого организма. Читать далее

Этимологические методы и материалы в культурологических исследованиях часть 5

Особое место в фольклоре занимают подобные проявления этимологической чувствительности в детском фольклоре. «Устный, сын, усни, / Хорошо тебе спать» демонстрирует настоящую анаграмму, составленную из корней универсального индоевропейского распространения. Именно Анаграмматическое характер демонстрируется и в другой колыбельной: Кошки съели баранов / А яличку псы, собаки, собаки, / Ты, дитя, спи, спи, спи. Удивительная интуиция заверенная в рифме «И коньки, и волы / прыгают в воду»: ведь здесь имеет место праиндоевропейское чередование / д, удостоверенное такими, например, фонетическими соответствиями, как лат. lacrima — гр. dakry «слеза» или лат. littera (отсюда литература) — гр. Diphtera (отсюда дифтерия). В колыбельной песни — «А ты коточок / Не прячься в уголок / Да загони овечек / Пусть они не заблуждаются / Да вовночкы не теряют» — сопоставление блудить / терять в рифме интересное по этимологической чувствительности: блуд соответствует нем. blind «слепой», зато терять — погибать — гнуть, предположительно, соответствует метатезе нем. biegen (с тем же значением). Строки Жил Будько, имел халабудку заметны точностью этимологической интуиции, ведь будка — от нем. Bude, bauen, а это — глагол быть, так что фактически образуется этимологическая тавтология. Строки магического назначения — «Купались ласточки и в чашу-Водице / Чтобы были мы белотелые да еще белолицые», возможно, подтверждают этимологию чародейство от чары. В пословицах просодическая обусловленность идиот-матики имеет особенно удобные условия для демонстрации учитывая лаконичность формы. Игра корневых и приставочных морфем демонстрируется в пословице «Не знаешь, где найдешь», где сопоставлены общеиндоевропейской корни знать — идти (найти). Фактически этимологический гендиадес образует формула «счастье и судьба» (от части и делить), представленная, например, в пословице «Кому счастье, поэтому и судьба» или в балладном строке «Потому не было на этом свете ни счастья, ни судьбы» . Читать далее

Этимологические методы и материалы в культурологических исследованиях часть 4

Эти предварительные замечания понадобятся для анализа творчества уже цитируемого украинского поэта, можно сопоставить с Рильке по направлению творчества — Владимира Свидзинского. Как непосредственное продолжение цитируемого можно воспринять строки «Пусть Кстати спокойно живут / Под глухой корой молчания» (1932). Первая строка в этимологическом отношении сопоставляет три корня, имеющих, по сути, этимологические дублеты в латыни — res, quies, vivere. Этому концепта «спокойной жизни вещей» — почти тождественном с рилькенськимы идеями — противопоставляются антитезой «глухая кора молчания». Если учесть, что глухая этимологически родственна «насмешкой» (а также «смыслом»), то можно сопоставить с указанным словосочетанием еще одну строку — «насмешливо шепчет тьма» (1931). Концепты молчания и темноты здесь естественно дополняет образ тишины: "Я буду искать тишины ... Душа твоя — дом тишины "(1934). Если вспомнить, что тишина отвечает литовском tiesa «правда» (а искать — тождественное нем. Suchen), смысл строк обнаруживает несколько неожиданный аспект. Невольно напрашивается сравнение с дальневосточными представлениями о большой пустоту и молчаливое волшебство вещей. В этой связи интересен образ «белый барашек» (очевидно, библейский образ агнца) в стихотворении "Памяти С. С-ской»: ведь в иероглифической письменности Дальнего Востока сочетание детерминант белый и баран образует иероглиф, обозначающий красота. Возможно, здесь сказались какие-то общие закономерности интуиции, подсказали поэту прибегнуть к такому концепта в стихотворении-эпитафии. Поражает этимологическая чувствительность поэта в таких строках: "Будет муторно. Читать далее

Этимологические методы и материалы в культурологических исследованиях часть 3

Внимание к такой виртуальной музыки стиха как носителя его семантического потенциала связана с обращением к микроскопического анализа поэтического текста, в частности, поэтического звукописи, которое в поетологичний литературе последних десятилетий стимулируемый своеобразным творческим завещанием Р. Якобсона — циклом его статей 70-х годов. Обнаруженные Якобсоном особенности не только доказывают известное положение, что поэтическая строка говорит гораздо больше, чем включенные в него слова, но и помогает находить способы реализации семантического потенциала. Можно утверждать о своеобразной идиоматические ситуативную синонимия и антонимия, которые составляются на основе явления парономазия, всегда присущего поэтическим текстам. Звукопись определяет ряды семантических сдвигов, благодаря которым творятся такие семантические поля образованных в тексте тропов, которые не совпадают с нормативными словарными классификациями лексики, и присущие только конкретному тексту. Читать далее

Этимологические методы и материалы в культурологических исследованиях часть 2

В В. Свидзинского в балладах происходит древнее словосочетание «странный зверь» («Дивен зверь происходил / В моем саду», "Выходят звери, странные фигурой "). Оно само по себе составляет мифологему, но интересный аспект позволяет про-следить его этимологические корни Одна из ведущих категорий культуры, «чудо», этимологически родственна укр. дикий, а вместе с лат. Deus = гр. qeos «Бог». Но укр. зверь, со своей стороны, родственный с лат. ferus «дикий»! Следовательно, словосочетание будто воспроизводит давнюю, языческую антиномию Бога и его творения — амбивалентный следует дуалистического мировоззрения. Категория узла в новоевропейской философии известна, в частности, с гегелевской «узловой линии мер», то есть точек качественных изменений в процессе развития, в В. Свидзинского находит мифологическое трактовки. В стихотворении, датированном 7.11.1928 г..., Размещены следующие зловещие строки: "Слышу, ходит туча / Круг моего кровати, / Словно таронтля серая / Круг жилья своего ... Круги извивае / Связывает узлы ". Еще одно свидетельство своей этимологической чувствительности демонстрирует Свидзинский в строках «Налетел — и серый стена стене / И на нем волосами трупа травы». Символ «травы забвения» хорошо известен и широко применяемый (например — в Антонича: «С моих костей трава вырастет»). Этимологическая группа слова «трава» содержит «тереть» = лат. terere, родственные лат. trudere, укр. трудиться. Читать далее

Эммануил козачинский и начало сербской народной драмы

Эммануил Козачинский и начало сербской народной драмы (к вопросу Украины-сербских культурных отношений) Известный академик А. Белецкий, рассматривая древний украинский словесное искусство, культуру других народов, справедливо обратил внимание на драматургию ХVИИИ века, в стилевых спектрах которой очень отчетливо доминируют европейские краски барокко . В то же время профессиональное искусство тесно связывалось с прикладным, утилитарно-прикладным. Отчетливо это видно из творчества иеромонаха Митрофана Довгалевського (хотя бы «Комичеськое дийствие в честь царю царей Христу Господу», 1736). Так показывались и представления Киево-Могилянской академии, а ее прекрасные мастера-просветители, мудрецы не чурались культурных достижений крестьян. Ими особое внимание уделялось теоретическому осмыслению народных жанров (легенд, преданий, исторических песен), их реализации в школьном театре, который в то время достиг высокого уровня, собственно, своего эпицентра. Справедливо и впервые справедливо заметил А. Мишанич в статье «Украинская литература XVIII века.» о том, что "древний украинский народный театр является продуктом школьного образования и тесно связан с театром европейским. Читать далее

Эммануил козачинский и начало сербской народной драмы часть 2

Зарубежные и отечественные исследователи (А. Соболевский, Н. Ваганова, Й. Йованович, А. Мишанич, Е. Пащенко, Н. Рогович ) вспоминают, что школа и народность питали творчество мастера в Сербии, но добавим, что и в оригинальную драматургию Е. Козачинского тоже просачивались гуманистические тенденции периода раннего просвещения и эпохи барокко в Европе. Ведь его драма своими художественными достоинствами и текстовой структуре не уступает «Артаксерксовому действу», трагедии Ф. Прокоповича «Владимир», Л. Горки «Иосиф Патриарха», драме «Милость Божия», диалогической произведениям Симеона Полоцкого, и если провести типологическое наблюдения, то и поднимается на более высокий художественный уровень. Читать далее

Экспроприация метафоры и поэтическая герилья (взгляд с юго-востока)

Экспроприация метафоры и поэтическая герилья (взгляд с юго-востока) Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Проходит сутки капиталистической частной собственности: экспроприаторов экспроприируют. К. Маркс «Капитал». Знаковое образотворення в национальной литературе напродиво часто приобретается именно на интерпретационную определенность, а то и вообще — нормативно-унифицированную линейность экзегетической установки: мощная традиция «канонического прочтения», что уходит корнями еще народническо-романтического дискурса XIX в . (До ее окончательного в конституирования больше привел своей «Историей украинской литературы» С. Ефремов — не случайно же, вне всеми политическими трансформациями и катаклизмами она остается цель текстом отечественного литературоведения уже в течение целого столетия), в своем саморазвертывания творила своеобразный системный перечень однозначных литературных идентичностей , пригодных для перманентного воспроизведения в каждой конкретной духовные ситуации времени ". Рефлективные модули «отца-патриарха», Читать далее