Судьба градостроительной и архитектурного наследия эпохи гетманщины в развитии архитектуры украины xix-xx веков часть 3

Понятно, что в XIX в. архитектурные объекты эпохи Гетманщины воспринимались вполне чужеродными класицистичному архитектурной среде. Но проницательные, неравнодушные и еще национально настроенные спо-стеригачи, к которым можем причислить прежде Тараса Шевченко и Пантелеймона Кулиша, воспринимали и оценивали архитектурные памятники эпохи Гетманщины как свидетельство не только принципиально иного архитектурного направления, но и совершенно другой культуры, более того — противоположной политической традиции. Обратимся снова к Т. Шевченко, для которого храмы эпохи Гетманщины были живыми представителями казачества "А вон, вон за Днепром, На пригорит, будто часовня Казацкая церковь небольшая Стоит с покосившимся крестом. Давно стоит, выглядит Запорожца с Луга ... С Днепром своим разговаривает, Развлекает тоску. оболочки старыми Словно мертвец глазами Зелеными, смотрит На свет из гроба, Может, чаеш обновления? Не жди тии славы Твои люди обокрали А господам лукавым ... Зачем показалась казацкая Великая слава ?! И Трахтемиров совсем горой неопрятная свои домики Разбросал с судьбой злой Словно пьяный старец сумки.
Психолог в СПБ

А вот старое Монастырище Когда козацкее село То ли оно Тойди было? ... И все пошло царям на игрище И Запорожье, и село ... И монастырь святой, казна, — Все, все жадные разнесли! ... " Это стихотворение-воспоминание о былом называется «Сон» ("Горы мои высокие»). Написан он 1847 в ссылке, в Орской крепости.
Приобретайте недорогие электронные сигареты на http://electronka.com.ua/electronnie-sigarety повыгодным ценам, высокое качество.
Если упомянутая в нем церквушка является как бы обобщенным, типологическим образом казацкого храма, то Суботивская Ильинская церковь-усыпальница Богдана Хмельницкого в стихотворении, написанном на два года раньше, выступает конкретно — олицетворением политической программы основателя гетманского государства (как понимал ту программу сам поэт) и результатов реализации "Стоит в селе Суботов На горе высокой Гроб Украины Широкая, глубокая. Вот церквей Богданова. Там-то он молился, Чтобы москаль добром и бедой С казаком делился ". Т. Шевченко заметил одну очень характерную особенность: техническое состояние памятников архитектуры эпохи Гетманщины (хороший, неудовлетворительное или аварийное) всегда, во все эпохи и во всех политических режимов, наиболее адекватно отражал реальный, а не декларируемый или мнимый положение Украины и ее государственности: "Так-то, Богдан! погубил еси убогую Сироту Украйну! За то тебе такая и благодарность. Церквей-гроб Некому починит! " поэта внимание привлекали и памятники последнего периода Гетманщины, связанные с семьей Разумовских. Показательно, что Т. Шевченко не любил вспоминать о гетманство К. Разумовского. Для него Разумовский — прежде граф Российской империи. Вот почему есть только глухую и недоброжелательную память, «как Кирилл со старшиной пудры осыпались». А ближе к нашей теме, в повести «Княгиня» находим текст о храме в Козельце и дом в Лемешах, даже с попыткой атрибуции: "Город Козелец НЕ отличается своею физиономии от прочих своих собратий, поветовых малороссийских городов (...). Словом, городок ничем НЕ примечательны; но проезжей, если он только не спит во время перемены лошадей или не закусывает у господина Тихоновича, то непременно полюбуется величественным храмом грациозной архитектуры растреллиевской, воздвигнутым Наталия Розумиха, родоначальницей дома графов Разумовских. В шести верстах от г. Козельца, в селе Лемешах, в бедной домик на балке, или балке, читаешь: «Сей дом соорудила раба Божия Наталия Розумиха 1710 Божьего». А в г. Козельце в величественно храме читаешь на мраморной доске: «Сей храм соорудила графиня Наталия Разумовская в 1742 году». Странные два памятника одной и то же строительницы! " В сутки стилизаторства (с середины XIX в.) В Украине появляется заинтересованность своей исторической архитектурой. Это говорит такой хрестоматийно известный объект как решен в старосветских формах «дом для гостей» в усадьбе Г. Галагана в с. Лебединцев на Прилуччине (1854—1856 гг., Архитектор Е. Червинський). Это начинание получило одобрение Т. Шевченко, который оставил лаконичий запись в своем «Журнале»: «Барская, но хорошая и достойная подражания затея». Архитектурно-конструктивные особенности храмов эпохи Гетманщины нашли развитие в формах церквей так называемого епархиального стиля второй половины XIX в. Особенно наглядно это в деревянных храмах, где, несмотря на наличие «знаковых» московских элементов (декоративных кокошников, цибулястих бань, на-сквозного резьба боковое досок и т. п.), структуры храмов основном традиционные — крещатые и тридильни. Епархиальной новацией были только повсеместно устраиваемые на западных фасадах церквей колокольни, увенчанные палаточной крышей или, точнее, российским «шатром». Интересно, что во всех этих храмах переход от четверика основного сруба к восьмерику верха осуществлялся посредством конструктивного приема, генетически связанного с традиционным украинским заломом, с применением плоских треугольных пандативив и усеченных пирамид. Такие храмы случаются по всей Украине. Сводились они до времен большевистского переворота (церковь Рождества Богородицы 1906 в с. Дептовка вблизи Конотопа, Троицкая церковь 1895 в с. Грабовые на Черниговщине). Нам во время исследовательских экспедиций удалось установить еще один очень важный и красноречивый факт: после падения Российской империи и отмены синодальных ограничений в Украине, даже при большевистском правления, сельские общины начали возводить деревянные храмы в несколько модернизированных архитектурных формах эпохи Гетманщины. Некоторые из таких храмов сохранились до наших дней, например церковь Параскевы Пятницы 1922 в с. Макаровка Бобровицкого района Черниговской области. Не менее красноречивым примером притягальности архитектурных форм храмового зодчества эпохи Гетманщины история спора-ния Покровской церкви в с. Плишивци на Полтавщине. 1902 архитектор И. Кузнецов спроектировал это сооружение в неоклассицистической формах. Впоследствии, под влиянием вкусов заказчика — епископа Парфения (Левицкого) и по совету историка казачества Д. Яворницкого, архитектор обратился к структуре и форм деревянного Троицкого собора в Новомосковске, трансформировав их для строительства каменного храма. Проект был радикально переработан, вследствие чего 1906 по-стала достопримечательность украинского национального стиля ХХ в., Взорована на наследство эпохи Гетманщины. В первых десятилетиях ХХ в. крупнейшим пропагандистом архитектуры Гетманщины под названием «Украинский барокко» был Г. Лукомский, который эту стилистику как элитарную и аристократическую противопоставлял художественным поискам В. Кричевского, К. Жукова, П. Фетисова и других мастеров украинского модерна начала ХХ в. Г. Лукомский сам проработал несколько проектов домов в пропагандируемой им стилистике (дом художественно-промышленной школы в Киеве 1913 гг.), Которые остались нереализованными, однако влияние на творческие поиски в этой стилистике архитекторов П. Алешина (доходный дом по ул. Владимирской, 19 в Киеве, 1914), Д. Дьяченко (комплекс Украинской сельскохозяйственной академии в Киеве, 1925 — 1930).