Сотрудничество а. п.довженко с подвижниками дефектологии

Сотрудничество А. П.Довженко с подвижниками дефектологии В Сосницком литературно-мемориальном музее всемирно известного кинорежиссера и писателя А. П. Довженко (1894 — 1956) экспонируется книга «Как я воспринимаю окружающий мир». Книгу украшает автограф: «Дорогим нашим друзьям — живым свидетелям дней нашей радости и дней нашего горя — Юлии Ипполитовне Солнцевой и Александру Петровичу Довженко с глубоким уважением и любовью». Ниже значатся подписи: «О. Скороходова, И. Соколянський». Именно так в начале декабря 1947 (года выхода книги в свет) автор предисловия И. Соколянський, и его ученица О. Скороходова откликнулись на непосредственную причастность Довженко с их подвижнической деятельности в дефектологии — специальной науке , призванной максимально содействовать всестороннему развитию и образованию аномальных детей, и не только в дефектологии. К сожалению, именно эта страница биографии выдающегося художника освещена не полностью. Довженкознавци М. Куценко, С. Плачинда, Р. Корогодского, С. Тримбач, педагог-дефектолог В. Сакун и другие касались этой темы лишь эпизодически. А биографы И. Соколянського (В. Чулков, Т. Басилова) вообще ограничились скупыми строками. К тому же, деятельность Довженко на начальном периоде их отношений была сведена к обязанностям ... завхоза. В научном обороте нет достаточных данных о сотрудничестве А. П.Довженко с И. О.Соколянським и его ученицей, ни слова не упомянуто об этом и в «Истории сурдопедагогики» (авт. М. Д.Ярмаченко. — К., 1975 гг.). В Сосницком музее хранится книга «Формирование личности при отсутствии зрительных и слуховых восприятий» с дарственной надписью Соколянского и его телеграмма: «Глубоко обрадованный открытием дома-музея Александра Петровича Довженко — гениального художника-мыслителя ...». Это не случайность. Потому научно-педагогическое окружение великого мастера кино и слова, который сам был учителем по профессии и педагогом в своем искусстве, представить без яркой личности Соколянского невозможно. Выдающийся отечественный ученый, исследователь и изобретатель Иван Афанасьевич (в ряде изданий: Афанасьевич) Соколянский (1889 — 1960) принадлежал к горячих друзей и единомышленников Довженко. Его вклад в такие важные участки дефектологии, как сурдо — и тифлопедагогика достаточно заметен. Кроме упомянутой книги («Формирование личности ...»), убедительным свидетельством этому являются его труды: «Об обучении украинских глухонемых детей родному языку», «дефективные дети в системе социального воспитания», «О так называемое чтение с губ глухонемыми», «О цепную методику обучения ...», «Букварь: для индивидуального обучения взрослых глухонемых», «Подготовка слепоглухонемых подростка к производительному труду ...», «Усвоение слепоглухонемыми грамматического строя словесной речи» и целый ряд других. Своими достижениями в теоретическом и практическом решении проблемы слепоглухонемота он известен во многих странах мира. Не случайно, что и достижениям талантливого ученого дана высокая оценка: он удостоен премии им. К. Д.Ушинского, золотой медали ВДНХ и (посмертно) Государственной премии СССР. Тесная дружба связывала педагога-новатора и Довженко еще с 1920 До переезда в Киев Иван Афанасьевич заведовал отделом народного образования в Умани, где одновременно вел школу глухонемых. Наболевших вопросов собралось у него достаточно, и он решил их обсудить с руководством губотдела народного образования в Киеве. Там, в приемной, и встретился с Александром Довженко. Через некоторое время Довженко, как и при встрече, работал секретарем губотдела, а Соколянский возглавил управление высших учебных заведений, позднее — губпрофосвиту, налаживал работу этого нового подразделения, как и Довженко, принимал участие в различных мероприятиях, в том числе занимался подготовкой и проведением съезда заведующих уездными и волостными отделами образования, был членом комиссии по распределению академпайкы и по совместительству преподавал сурдопедагогика и психологию на факультете социального воспитания Киевского института народного образования. Об их активное сотрудничество в губотдел свидетельствуют не только воспоминания, но и документы, сохранившиеся в архивах. С назначением Соколянского заместителем заведующего, затем заведующим губотдел образования (апрель 1921), их подписи встречаем рядом под приказами и распоряжениями по отделу и под отдельными протоколами коллегиальных заседаний. Вспоминая то время, Довженко позднее писал: "Это был период очень напряженной моей работы. Я был молод, здоров и мог работать не уставая. Кроме секретарства, я заведовал отделом искусств, был комиссаром театра Шевченко, принимал участие в работе организационного комитета работников образования. Кроме того, в порядке партийного нагрузки разъезжал по селам Киевщины для организации власти на местах ". Как член коллегии отдела и один из заместителей его председателя, он постоянно вникал в проблемные вопросы, заботился об улучшении состояния культурно просветительных учреждений, занимался подготовкой к неделе образования и выступал на нем «с речами о новой советской школе — бесплатное и обязательное для всех детей» (С. Плачинда). Александр Петрович, замечал И. А...Соколянський, с большой страстью относился к своей работе. Ведь в губнаробраза он заведовал еще и отделом помощи детям и с присущей ему скоростью и решительностью отстаивал для детей все, что только можно было отвоевать в годы гражданской войны. Довженко принадлежал к новому типу государственных работников. Он был секретарем-деятелем, секретарем-организатором многих полезных дел, секретарем-трибуном. И любые попытки ограничить эту его плодотворную работу ролью технического секретаря, в то время как техническое секретарство там вели другие, или нацепить ярлык завхоза, как выше уже говорилось, отнюдь нельзя. С 1 июля 1921 Довженко с должности секретаря освобождается и выезжает в Харьков, готовясь к работе в дипломатических миссиях. В том же году вслед за Довженко выбывает в Харьков и Соколянский. Народный Комиссариат Образования сосредотачивает его деятельность на борьбе с детской дефективность. Способствует этому и Довженко. Для «доктора Соколянского» он заказывает необходимую литературу в Берлине и тем самым по-дружески, по-образовательной помогает ему. Вернувшись из-за границы и включившись в литературно-художественная жизнь, Довженко снова сближается с Сокрлянським, на этот раз — на области искусства, их объединяет одна из тогдашних технически художественных групп, вполне сознательно провозгласила свой курс на связь литературы и искусства с такими двигателями прогресса, как наука и техника (Ю. Смолич). Соколянского, прежде всего, интересовал техническую сторону дальнейшего развития дефектологии. Вскоре Иван Афанасьевич изобрел особо нужную и ценную машину для чтения слепыми и слепоглухими обычного плоскодрукованого шрифта. По поводу этого Довженко потом писал, обращаясь к педагогу-подвижника: "Машина твоя гениальная. Я счастлив, что у тебя есть патент ... Я абсолютно верю, что ты сделаешь очень много ".