Обряд как фактор человеческой экзистенции и консолидации социальных групп часть 3

Еще более значительна другое обстоятельство. Трансцендентный по своей природе акт прорыва в процессе обряды в другие измерения бытия делал возможным возникновение, а затем и развитие человека как универсальной, разумного существа, способного на творческие, природо — и социоперетворюючи действия, способной к процессам постоянного совершенствования, к стремлениям и мечтам. Здесь, на примере из истории украинской духовной культуры, видим, что обряд — один из исторически выработанных (а скорее — выстраданных) форм высвобождения человека из тисков обезличивая, бессмысленной, мелочной, иногда просто душной атмосферы суеты и погони повседневности. Недаром с такой болью и отчаянием вырвалось у Василия Стуса: "Как тихо на земле! Как тихо! // И как невыносимо — без небес! ". Итак, обряд — это средство увидеть себя другим, стоящим, возвысившимся над обыденностью существования. В такой плоскости обряд занимает равновеликое место в человекотворческий и культуротворческим процессах с феноменами труда, философии, искусства. Не менее весомым оказывается и Этнотворческие значение обряда. Современный христианский философ Христос Яннарас, размышляя над вопросами этноса, человеческого существа, утверждает, что настоящая индивидуальность личности заключается не в ее неповторимости, а в уникальности способа ее общения на всех уровнях бытия. "... Экзистенциальная ипостась каждого человека есть нечто большее за ее биологическую индивидуальность. То, что делает человека ипостасью жизни, «жизни вечной», является его личное неповторимость, которая реализуется и проявляется в экзистенциальном акте общения и взаимной связи с Богом и другими людьми, в свободе любви ". Аналогичная ситуация наблюдается и в етногенних процессах. Осознание человеческой общности уникальности своих отношений с высшими духовными существами, а также форм общения с ними и переживания этого общения, непохожесть форм взаимоотношений внутри своего сообщества в отношении таких же отношений в других сообществах, неотразимо приводит к пониманию группой своей отдельности. А где отчетливо проступает такая уникальность и неповторимость? Прежде — в обрядах. Так формируется самосознание этноса. Условно говоря, этнос — это отдельное, относительно других этносов, особенно, если применить гегелевский срок, отношение общества к Абсолюту, к Богу, к миру, к человеку. С течением времени, с изменениями смысловых ориентиров, способов обустройства собственного бытия, религиозных верований и т. д. в смысле обрядов происходят необратимые преобразования. Постепенно «выветриваются», «испаряются» те внутренние чувства, переживания, которые были сформированы конкретными верованиями, конкретным мировоззрением, наконец, конкретно-историческим видением мира. Обратной стороной развития производительных сил, техники, социальных структур является то, что человек постепенно теряет способность чувствовать непосредственную связь с божествами, тотемами и т. Д. в процессе совершения обряда. Таким образом, и обряд теряет свой глубокий, сокровенных смысл — быть средством приобщения человека к священному. Он теряет свою душу. Тогда почему же обряд исчезает из поля культурной деятельности сообщества, а не отмирает? Почему дохристианские обряды в среде Украинской не только пережили период существования язычества через поборення его христианством, но пережили и различные фазы развития самого христианского мировоззрения в истории украинской культуры? Очевидно, в обряде есть что-то такое, что делает его нужным и незаменимым в системе культурно-исторических практик человечества, в жизни отдельного человеческого коллектива и отдельной личности. Это, в частности, его способность играть роль коммуникативного фактора в деятельности человеческого сообщества, в частности этноса. Изучая феномен ритуала в жизни общества, К. Лоренц, Дж. Хаксли определили его как тип поведения, который потерял свою первоначальную функцию, но утверждает, вместо того, функцию коммуникативную. С определенными оговорками это мнение можно отнести к обряду. Рассмотрим подробнее коммуникативную функцию обряда. В общем, она заключается в обеспечении в сознании участников обряда ощущение родства, коллективности, общей принадлежности к одному целому. Следует отметить, что в этой функции сконденсированные самые разнообразные виды культурной многообразия общественных практик. В процессе коммуникации воспроизводятся и создаются новые ценности и нормы. Общественная коммуникация — это стихия существования и развития языка, это путь усвоения и воспроизведения многих элементов систем жизнедеятельности. В этом русле обряд призван способствовать: а) нормальной коммуникации внутри социума между членами этого социума (сюда относятся и формы обращения и формы приветствия, и многочисленные нормы поведения в самых разнообразных ситуациях). Поэтому именно обряды в традиционных обществах во многом определяют характер и направленность межличностных и межгрупповых отношений в микросоциуме, личностной и коллективной самоидентификации. А уже на уровне макросоциума, где непосредственные эмоционально окрашенные межличностные связи становятся проблемными, обряды часто выступают простой формальностью. Недаром Конфуций, который оказывал такого огромного веса обрядам в жизни китайского общества, требовал четкого регламентационного вмешательства государственных органов по строгому соблюдению обрядов; б) нормальной коммуникации между внутренним жизненным миром человека и внешней средой. В этом аспекте обряд соединен с переживанием и осмыслением как самих обрядовых действий, так и их содержания. Таким образом формируются и изменяются представления человека о сущем и должном. Если «партнерами» человека в обрядовой коммуникации выступают высшие существа, особенно тогда, когда их роль выполняют сами люди (например, в обряде Святой Вечери, где роль бога (Бога) выполняет отец семьи, его посланца — сын, человечества — другие члены семьи)), то в таких обрядах сочетаются сакральное и профанное, потустороннее и земное. Также коммуникация с высшими духовными существами в аграрных обрядах (в их числе и украинские) задекларовуе, что такого рода обрядодея является не только попыткой обеспечить себя продуктами, но и поддержать мировой порядок, мировую гармонию. То есть и здесь человек выходит за пределы «здесь и-теперь-бытие», как сказал бы Хайдеггер. А внешние мифические (или исторические, которые превратились в мифические) события человек переносит в свой внутренний мир. Так формируется личность, осознание человеком себя как существа, ответственного за свои действия в метафизическом измерении и масштабе.