Архитектурный строй украинских монастырей эпохи гетманщины (середина xvii-xviii вв.) часть 2

В связи с предложенной атрибуцией стоит сделать несколько комментариев относительно изображение апостола Петра в воде, поскольку указанный мотив может фигурировать не только в сюжете «Явление Христа ученикам на Тивериадском море». Так, в сюжете, который получил название «маловерию Петра», описано, как Христос унимался бурю, которая настигла апостолов, когда они плыли на лодке, после чего апостол Петр по повелению Господа вышел из лодки и пошел по воде к Нему, но, испугавшись ветра, стал тонуть. (Матвей: 14 28-31). В этом сюжете также изображается фигура апостола Петра в воде.
Узнайте больше о ценах на поезда. Вот покупка билетов ржд онлайн официальный сайт po4em-bilet.ru. На нем предоставленна информация про покупку билетов ржд через официальный сайт

Однако классический вариант изображения этой сцены никак нельзя спутать с сюжетом «Явление Христа ученикам на Тивериадском море», поскольку. в соответствии с евангельским текстом в сюжете «маловерию Петра» фигура Христа изображается не в берегу, а над водой, кроме того, Христос не благословляет, как в сюжете «Явление Христа ученикам на Тивериадском море», а протягивает руку Петру, как это можно видеть в мозаиках собора в Монреале, 1180—1194 гг. (Италия). Изображение апостола Петра в воде может присутствовать и в других сюжетах даже без соответствия его евангельском текста. Пример дает сюжет «Чудесный лов рыбы», описанный в Евангелии от Луки (5, 4-7), где он дополняет сюжет «призвание апостолов Петра, Андрея, Иакова и Иоанна» (Лука 5, 1-11). Кроме Евангелия от Луки, сюжет «призвание апостолов» подается и в Матфея (4, 18-22) и Марка (1, 16-20), но в этих евангелистов без дополнения текстом о чудесном ловле рыбы. Изображение сюжета «призвание апостолов» в его варианте, что буквально совпадает с рассказами евангелистов Матфея и Марка, можно видеть в Каппадокийской фреске Х в. в Новой церкви в Токале Килисе (Турция). В этой фреске дается точная иллюстрация к евангельским текстам, где сказано, что в момент встречи с Христом и призвание к служению будущие апостолы находились в двух лодках и занимались чисткой неводов. Соответственно на фреске изображается Христос, стоящий на берегу и благословляет четырех апостолов, которые находятся в двух лодках (по два в каждой лодке). Другая разновидность изображения сюжета «призвание», который является редуцированным вариантом предыдущего, можно видеть в известной мозаике базилики Аполлинария Нового в Равенне (Италия), VI в., Где представлены только одной лодки с двумя апостолами. Механическое соединение элементов редуцированного варианта «призвание апостолов» и «Явление Хрис-и ученикам на Тивериадском море» представлено в одной из композиций упоминавшихся мозаик собора в Монреале. Здесь изображено одной лодки с двумя апостолами, влекущие невод с рыбой — это сокращенный вариант изображения «призвание апостолов», а на берегу стоит Христос, благословляющий апостола Петра, находящегося в воде. Существуют и такие варианты комбинации элементов перечисленных сюжетов, где Христос, который стоит на берегу, подает руку апостолу Петру, который тонет. Возвращаясь к фрескам в церкви Спаса на Берестове, следует отметить, что в них сюжет «Явление Христа ученикам на Тивериадском море» также не вполне соответствует тексту Евангелия. Здесь в лодке изображены четыре апостолы, а согласно тексту Евангелия в лодке должно было быть шесть апостолов. В изображении аналогичного сюжета в упоминавшихся фресках Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря в Пскове так оно и есть — в лодке находится шесть апостолов. Учитывая приведенные примеры достаточно вольной трактовки иконографической традиции евангельских тестов в перечисленных сюжетах, это несоответствие также, очевидно, не должна вызывать удивления. По Г. Логвином, изображения апостолов в Берестовской фреске атрибутуються так: на носу лодки, указывая на Христа, стоит Иоанн (ученик, которого любил Иисус, согласно евангельскому тексту первым узнал Учителя) за ним, обернувшись назад, стоит Яков, за ним согнувшись тянет невод Фома, и последним на корме лодки стоит Нафанаил. По фрагментов частично раскрытой композиции, расположенной на склоне свода в третьем регистре росписей, над «явлением на Тивериадском море», где в зондах видно фрагмент изображения головы Христа и Его благословляющую руку, то Г. Логвин гипотетически атрибутуе ее как «Явление Христа женам мироносицам» (Матфей: 28, 9-10) — эпизод, которым начинается ряд явлинь Христа по Его Воскресении. Таким образом, исследователем предлагается реконструкция общей тематики росписей, расположенных в нартексе, которые должны были представлять цикл сюжетов евангельской истории периода после распятия и воскресения Христа. Анализируя композицию «Явление Христа ученикам на Тивериадском море», Г. Логвин отмечает такие ее характеристики, как жанровое трактовки сюжета, отсутствие заученных шаблонных жестов, восхищение бытовыми подробностями, жизненность образов. По приемов моделирования формы, то в статье подчеркивается их своеобразие, которое, по мнению автора, заключается в прозрачном нанесении слоев светового тона, особой роли линий выполняют не только функцию очертания, а имеют также колористическое значение — мас-тер этой фрески рисует и пишет одновременно. Рассматривая изображение Христа, Г. Логвин отмечает различия Его лику от сирийского и греческого типажей и называет тип Христа в Берестовской фреске «киевским». Конкретизируя проблему школы, которой принадлежали фрескисты Спаса на Берестове, исследователь определяет ее как школу местную ситуацию на рубеже XI-XII вв. В то же время он пишет, что это была другая школа, чем та, к которой принадлежали мастера киевских фресковых ансамблей Михайловского Златоверхого собора (1108—1113 гг.) И Кирилловской церкви (60-е годы XII в.), Которые, по мнению исследователя, были связанные с традицией фресок Софии Киевской, первая половина XI в., образуя с последними единую линию развития. Преемственность этой традиции, по определению Г. Логвина, характеризуется прежде всего такими особенностями, как моделирование формы путем нанесения плотных слоев освещений и четким контурным описанием, что ограничивает участки локальных цветов. Зато Берестовский фреска характеризуется прозрачным нанесением световых тонов и особой функцией линий не только играют роль контурного рисунка, а выполняют и цветовую и моделирующую функции. Что касается происхождения мастеров, которые работали в церкви Спаса на Берестове, Г. Логвин высказывает гипотезу о том, что Владимир Мономах, который перед тем, как занять в 1113 киевский стол, княжил в Переяславле, мог привезти из Переяслава и мастеров, которые расписали церковь Спаса. Вместе с тем исследователь подчеркивает, что это лишь предположение, поскольку от росписей переяславских храмов ничего не сохранилось. В нашей статье мы, не отрицая выводов о своеобразии стиля исполнения фрески «Явление Христа ученикам на Тивериадском море», попробуем все же очертить круг памятников, в которых могут быть обнаружены те или иные стилистические параллели фрескам церкви Спаса на Берестове и тем самым определить их место в истории монументального искусства Киева XI-XII вв.