Познавательные возможности текста и цель текста (социально-философский анализ)

Важно отметить, что бытовой текст распадается на иерархию «текстов в текстах» и творит сложные переплетения текстов, и когда именно слово «текст» включает этимологию переплетения, то можно сказать, что таким толкованием мы возвращаем понятию «текст» его исходное значение. Понятие «метатекст» имеет более сложное толкование. Само слово «метатекст» состоит из двух частей, первая из которых — «цель» — означает последовательность за чем, переход к чему-то другому, перемену состояния, превращение (метагенез, метафаза); используется в современной логической терминологии для означивания таких систем, которые, в свою очередь, служат для исследования или описания других систем (метатеория, метаязык). Мы имеем дело с текстами культуры, искусства, следовательно, за основу возьмем первое значение. Преобразованию будет подлежать авторский художественный словесный текст, а преобразователем выступать реципиент (адресат).
https://nowostimira.com/

Культура рассматривается нами как форма одновременного бытия и общения людей разных эпох, времен. Ведь человек в культуре открывает новый мир, находит его лично для себя, переводит во внутренний план, присваивая его. Приобретение этого мира происходит в тексте в процессе коммуникативного акта автора и читателя. Мир интерпретируется и рождается на глазах реципиента (т. е. потребителя культуры), он поглощает читателя с его ценностями, чувствами, мыслями, его бытием. В этом новом тексте и Метатекст реципиент начинает жить, вступает в диалог с героями, другими читателями, критиками, эпохами, с другими авторами, культурами. Художественный текст предстает как веками застывшая форма бытия, находит начало бытия при общении автора и читателя. Литературный текст и метатекст ставит человека на «перекресток» коренных форм диалога и, тем самым, на «перекресток» коренных форм бытия, потому что, с точки зрения философии культуры, и само бытие (его осмысления) может рассматриваться как будто оно было произведением. Поэтому бытие в культуре — это общение и «проживание» жизни на основе произведения. Нами понятие «культура» рассматривается как внутренний, духовный мир человека, как своеобразный код ее жизнедеятельности. В связи с развитием истории происходит развитие и изменение культур, которые господствуют благодаря своим кодам, архетипам, знакам, символам. Итак, культуры не только живут как определенные информации, но могут участвовать в диалоге с культурой современности. Вобрав в себя смыслы текстов определенных культур, каждый художественный текст раскрывает свой смысл культур как коммуникацию, диалог сознаний, личностей, культур. Например, в романе Ф. М.Достоевского «Преступление и наказание» главный герой Раскольников оценивается не только с позиции быта и бытия русской жизни второй половины ХIХ в., Но и с позиции христианства с его главной заповедью: «Не убий!» . Трагедию Раскольникова можно сравнить с трагедией Эдипа, болезненно осознает свое преступление, которое определено давним хаосом, роком, с которым борется герой. Преступление Раскольникова определено выбором между «теорией» и «природой». Его трагедия заключается в проникновении хаоса внешнего мира в цельное внутреннее «Я» героя, следствием чего является создание антигуманной теории. Этот пример позволяет нам выяснить, что текст культуры существует одновременно в пространствах многих культур и живет одновременно в двух временных измерениях — «малом» (время сегодня) и «большом» (время всегда). Таким образом, настоящее произведение искусства воплощает достижения художественного творчества, идеи, принадлежащие не только «маленьком времени». Они побеждают хаос, преодолевая пространство и становятся культурным знаком, кодом. Поэтому, если жизнь в «малом времени» (тексте) ограничивается только вчерашним днем, то в «большом времени» (метатекст) это художественное творение движется из прошлого — через настоящее — в будущее. Художественный текст как фокусирует в себе культурную информацию, накапливалась в течение столетий. Мотивы, сюжеты, коды, образы создают объемность и насыщенность художественного текста. И это можно увидеть в романах И. С. Тургенева «Отцы и дети», И. А. Гончарова «Обрыв», М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Поэтому справедливо будет утверждать, что автор, создавая текст или метатекст, не задумывается о бессмертии своего творения, а видит его как свое участие в диалоге человека определенной эпохи, культуры. Если же текст сочетает свое время с другими временами, пройдет испытание временем, покажет общечеловеческое, примет участие в непрерывном диалоге времен и культур, то он обязательно найдет жизнь в веках со своим современным звучанием с позиции системы ценности современности. Итак, культурологический подход помогает нам установить связь с историей эпох, типами культур, образом, особенностями восприятия мира людьми. Художественные же тексты живут в сознании реципиента в виде концепций, представлений, образов, эмоциональных реакций, ассоциаций, опыта переживаний и размышлений, которые они рожают. Представляя собой застывшую форму бытия в словах, понятиях, образах, звуках, они ждут своего часа, пока не замкнется цепочка «автор — читатель». Тогда текст и метатекст начинают жить, получать новое звучание, наполняться новыми смыслами и ассоциациями. Текст словно втягивает в себя реципиента с его мировоззрением, мыслями, миром эмоций и переживаний, сочетая таким образом автора и читателя. Так реципиент входит в ту или иную культуру, а его сознание вступает в диалог с героями, автором, а через них — с определенной эпохой. Читатель сознательно или бессознательно, но поднимается до уровня авторского мировоззрения, стремясь постичь его мысли, чувства, понять модель мира и человека определенного времени и пространства. Таким образом, «вхождение» в текст, по нашему мнению, несет в себе познавательную, рецептивно эстетическую и коммуникативную деятельность. Во рецептивно эстетической деятельностью мы понимаем духовную связь с автором и его героями, имеет свое выражение в сострадании, причастности ко всем событиям внешнего и внутреннего жизни. Познавательную же деятельность мы связываем с когнитивными (смысловыми) процессами в сознании реципиента, расшифровкой кодов, смыслов, символов текста, в постижении его социальных, философско-эстетических идей. Это является одним из процессов осмысления содержания произведения, перевод художественных образов в понятия, суждения, идеи, концепции. Такого рода тексты способны изменять восприятие мира, и он предстает уже не тем, который можно показать в разговоре, что сводится к своеобразной «ауры». Этот мир можно назвать «мнимым» в том смысле, что он представлен в форме вещания; но этот воображаемый мир и есть литературой, то есть искусственно созданный текст возникает благодаря развитию литературы. Под названием «греческая литература» мы понимаем всю литературу греческого народа, написанную на греческом языке. Источником древнегреческой литературы, как и всякой другой, было устное народное творчество и прежде всего мифы, в которых содержалась целая сокровищница сюжетов и образов. До сих пор мифические образы и сюжеты писатели используют в своем творчестве. Итак, во-первых, метатекст — это определенная знаниевая конструкция, воплощает в себе способ прочтения реальности, который является, в свою очередь, одним из способов конструирования второй реальности — искусства (литературы, театра, музыки) , то есть благодаря метатексту можно считывать реальность, накладывая на нее метатекстуальну конструкцию, чтобы эту реальность объяснить. В этом заключается суть онтологии — учения о бытии, которое конструирует его, а метатекст является одним из способов построения этой онтологии.