Национальная идея как личностный миф

Реферат НЕ тему: Национальная идея как личностный миф Понятие «национальная идея» является ценностным понятием. Ценностные понятия включают в себя энергетику социального действия. Политика возникает посредством использования этой энергетики. Социальное использование ценностей превращается в получение выгоды. Проблема — как предотвратить идеологическом использованию ценностных понятий. В моменты, когда волны истории выбрасывают на благоприятную точку наблюдения (или действия) материальную оболочку обычного сознания, ей может показаться очевидным, что ее перспектива безраздельно связана с перспективой собственного народа. Личность чувствует в себе дух, питающий исторический прогресс нации. Его сущность отражает словосочетание «национальная идея». В этом состоянии личность привлекает к себе (главным образом политиков) возможностями ее идеологического использования. Следствием чаще всего становится то, что в сознании сообщения «национальная идея» возникает мифом достаточно распространенном смысле этого слова — выдумка, что искажает реальность. Понятно, что на самом деле миф означает нечто другое, но прежде чем попытаться. зьясуваты, чем подобное сочетание стало возможным, заметим главное. Понятие «национальная идея» — это собственно взрывное устройство (как и любое ценностное понятие). Ведь оно несет в себе мощный заряд ценностной энергии и одновременно может использоваться при определенных условиях как инструмент манипулирования. Эта возможность манипулирования следует из того, что понятие «национальная идея» извне возникает средством для формирования единых социальных действий определенного сообщества. В этом случае наличие «национальной идеи» выступает проявлением присущей массе категории духовности. По обычаю духовность рассматривается как положительная характеристика человека и как таковая, что абсолютное и универсальную ценность.
master-remontov.com
Однако на самом деле она означает не столько наличие в личностной сознания абсолютного и признанного для всех критерия морально-этической оценки вкупе с последовательной индивидуальной позицией относительно соблюдения этого критерия, сколько факт насыщенности ментальных структур человека суммой отобранных знаний, традиций и культуры, а также саму способность воспринимать определенные ценностные стимулы. Эта способность, то есть потенциал духовности как таковой, реализуется в деятельности и может оцениваться по индивидуальным и общественным критериям, но ни один из них не может быть признан абсолютным и навсегда устоявшимся, а также иметь приоритет по отношению к другому. Поэтому отстаивание любой общественной ценности может быть мотивировано личным, то есть эгоистичным интересом одновременно общественный интерес не реализуется более эффективно, чем в том случае, когда он выступает личной ценностью. Один из самых выдающихся социологов прошлого века Макс Вебер считал, что социальное действие индивида может быть разделена по мотивации на такую, которая связана с ожиданием успеха — целое-рациональную и такую, которая обусловлена сознательной верой в этическую, эстетическую, религиозную ценность данного поведения, которая осуществляется независимо от веры в ее успех — ценностно-рациональную. (Правда, до этого разделения он добавлял еще аффективную и традиционную поведение, но они не являются социальным действием.) Логика этого утверждения может быть распространена и на более общий вопрос: что вообще заставляет человека активно действовать? На самом деле мотив только один — ценность, но он, как самодостаточный, то есть способен к самодвижению, включает в себя противоречие. Деятельность, покорена достижению личного успеха, может быть эффективной как для носителя такой установки, так и признаваться общественно полезной. Поэтому и учитывать ценность как мотив деятельности следует в зависимости от текущего состояния личностного сознания, а также комбинированного воздействия внешней среды. В силу указанного, ценность может рассматриваться как выгоду во всех градациях и одновременно быть его отрицанием, тоже соответственно, во всех градациях, НЕ опровергая саму идею выгоды. Однако такое толкование может не устраивать национальных мифотворцев, которые являются «настоящими» носителями национальной идеи, то есть политиков. Они не имеют необходимости доказывать уровень национального сознания, резонно считая, что «жена Цезаря вне подозрений». В то же время немного оснований сомневаться, что действительно стремление политика — это власть как таковая. Стремление к власти — самодостаточный феномен, в специфических формах и модификациях сопровождает общественно-исторические формы организации жизни человека при любых условиях. Таким образом, политическая деятельность становится действительной формой пользования ценностью в оболочке национальной идеи для социальных групп, специализирующихся на данном типе деятельности. В то же время нельзя говорить о равных условиях для получения «ценностного выгоды» из-за политической деятельности для всех, поскольку в политической деятельности нельзя быть одновременно производителем товара и его потребителем. Желание или нежелание потреблять товар предлагается политиками в той или иной оболочке, оказывается результатом выбора, сделанного в условиях неравенства, а также запланированной и учтенной неопределенности. Ведь политик не может рассчитаться ни своим имуществом, ни собственной жизнью за последствия неверного или катастрофического выбора, потому что они, во-первых, достигают его в последнюю очередь, во-вторых — никогда не могут равняться убыткам массы, за счет которой осуществлено неудачный выбор. Собственно, возможность использования ценностных понятий для осуществления направленной социального действия и составляет предмет рассмотрения. Однако и сам предмет является проблемой (дословно — трудность, препятствие), так как не требует преодоления самого себя. Вопросы, определяет данную проблему в общем виде, состоит в следующем, если ценностные понятия включают в себя специфический вид энергии, то нужны правила, регулирующие ее использование? Если согласиться с «энергетической» аналогии, то этот вопрос можно сформулировать и более узко: можно теоретическими средствами предотвратить идеологическом использованию ценностных понятий, учитывая, что и сама идеология ценностным феноменом? При такой постановке вопроса использование понятия «национальная идея» приобретает статус вспомогательного средства, поскольку при рассмотрении включается в множество ценностных понятий. В то же время в обращении исключительно с их абстрактной множеством не дает возможность выявить характер действия ценностной энергии конкретных ценностных понятий. Таким образом, в общем плане речь идет о ценностное видение исторического развития человека, в котором понятие «национальная идея» является одним из его аспектов. ИИ Сейчас можно сделать вывод, что содержание понятия «национальная идея» является неудовлетворительным. Причины искривления ценностных понятий нельзя исчерпывающе объяснить несовершенством исторических форм социальной организации и природой самой власти. Ценность составляет более глубинную структуру сознания, чем идеологические системы, которую используют на определенном историческом этапе. Проблема нахождения адекватного измерения понятийного описания ценности. Современные исследователи толкуют выражение «национальная идея» в трех основных значениях: идея, по которой существует согласие большинства граждан; идея нации; и национальный идеал, выражающий представление о назначении нации, ЕЕ миссию и тому подобное. Очевидно, что прийти к согласию в оценках является предметом согласия большинства граждан — задача крайне проблематично. Если считать идеей идею цивилизованной, демократической, экономически мощной Украины, то следует признать, что при всей ЕЕ привлекательности она не выходит за рамки общеизвестного — лучше быть богатым и здоровым, чем нищим и еще больным. К тому же, следует определить, будет ли общее соглашение выраженного лозунги означать автоматическое нахождение путей его достижения и или возникает из этого необходимость предварительного получения высшего экономического, юридического и т. п. образования всеми гражданами общества, чтобы общее соглашение целей не превратилась в общую ссору относительно путей достижения. Что касается понятий «идея нации» или «национальный идеал», кажется ни у кого не вызвало бы возражений считать стержнем «идеи нации» достижения «национального идеала», а содержанием последнего — уже очерчен стремление цивилизованной, демократической ... и далее по текста выше. Однако главным замечанием является не столько упрек в абстрактности и «все часовости» данного формулировки, сколько отсутствие в нем самой национальной субстанции. Итак, на первый взгляд, национальная идея действительно является мифом в распространенном понимании. Но цель рассмотрения заключается в другом. А именно: выяснить, а что собственно позволяет многократно воспроизводить эту ситуацию в истории, почему она стала возможной и стоит ли ее менять?