Проблема национального своеобразия украинской литературы в трудах исследователей диаспоры

Проблема национального своеобразия украинской литературы в трудах исследователей диаспоры В последнее время наблюдается значительное усиление внимания ученых к различным аспектам проблемы национального в литературе. Исследование национальной идентичности литературы, национальных особенностей художественного мышления, национальных характеров в художественных произведениях, национально-государственных идей в литературе, выяснение специфики украинской словесности по сравнению с литературами других народов приобретает сегодня особую актуальность.
Если Вам нужна новая и недорогая корпусная мебель на заказ под интерьер, заказывайте на styling-mebel.ru
Об этом, в частности, свидетельствует активное обсуждение на страницах профессиональной периодики вопрос концепции новой 10-томной «Истории украинской литературы». Многие ученые подчеркивают необходимость учитывать национальные особенности литературы при создании такого фундаментального труда. Полагаем, что данная установка вполне относится и к методологии современных украиноведческих исследований в целом. Вместе с тем наблюдается еще достаточно нечеткое и размытое представление о содержании и объеме самых категорий «национальное своеобразие», «национальная идентичность» и др. В поисках оптимального пути исследовательской стратегии уместно, на наш взгляд, обратиться к традициям отечественной науки в целом и ее зарубежного отлома частности. Предварительно заметим, что за относительно короткий временной срок (с начала XIX до начала XX в.) Украинской наукой о словесность и украиноведением всего было заложено мощную теоретическую основу для научного решения проблемы национальной специфики украинской словесности. От понимания романтиками извечного национального духа, определяет национальную самобытность словесности и ярко представлен в фольклоре, культурно-эстетическая мысль шла в более основательного осознание национальной специфики как таковой, что объясняется целым комплексом исторически обусловленных факторов бытия народа и наиболее отчетливо проявляется в творчестве основного суб ' объекта литературной деятельности — талантливого художника. Но многообещающим перспективам развития украиноведческих исследований в области осмысления национального литературы не суждено в полной мере реализоваться вследствие неблагоприятных общественно-политических условий. Постепенное утверждение в Украине тоталитарного режима с его абсолютным контролем над всеми сферами жизни общества, идеологическим диктатом, физическим и духовным террором привело к превращению науки в механизм по обслуживанию интересов. В особо трагическом положении оказались гуманитарные области знаний, ведь в силу специфики предмета своего осмысления они первыми встречали опасность быть обвиненными в «украинском буржуазном национализме», борьба с проявлениями которого стала первоочередной задачей репрессивного молоха. Многие выдающиеся исследователи, в частности С. Ефремов, М. Зеров, П. Филипович и др., Были физически уничтожены, а их труды на долгие годы заключены в спецфонды. Было свернуто целые научные направления, наложено табу на перспективные темы исследований, определены четкие границы, за которые ученый не имел права переступать. Вследствие принудительного насаждения единственно правильной «марксистско-ленинской» методологии в науке воцарилась унифицированность, схематизация, отсутствие творческих поисков. Этот погром украинской науки на длительное время отверг ее на обочину мирового развития, привел к негативным последствиям, которые до сих пор дают о себе знать. Среди тем, которые были наглухо закрыты для исследователей, была и проблематика национального в литературе. Сложился удивительный парадокс — с одной стороны, были созданы относительно большое количество работ, посвященных украинскому писательству, а с другой — мы не найдем ни одного исследования, в котором бы раскрывались его своеобразие, сущностные черты, все то неповторимое, что отличает его на фоне других литератур мира и, собственно, позволяет говорить о нем как самодостаточную целостность. Украинский литература стоял обедненным, малокровные — как сумма определенных имен, произведений, образов, тенденций, но без того системообразующего фактора, который и дает основания говорить о национальной литературе как индивидуально-неповторимую духовное единство. Могла ситуация сложиться иначе в стране, где стратегической целью провозглашалось создание новой исторической общности — советского народа, а потому любое акцентирование национальных различий трактовалось как идеологическая диверсия и жестоко каралось? В конце 50-х гг., Уже на волне либерализации советской жизни в годы хрущевской оттепели, ведущий украинский литературовед О. Билецкий в ряде своих работ, говоря о небывалых свершения и достижения украинской советской науки, вынужден был вскользь признать, что среди ее слабых мест остается изучение национальной специфики и национальной формы украинской литературы. В этом деле «пока не пошло дальше провозглашения общих истин» и этот вопрос «остается нерешенной научной проблемой». Конечно, ученый не назвал истинных причин такого досадного положения, но довольно симптоматично выглядит фраза из его выступления на IV Международном съезде славистов в 1958; «Мы знаем, как осторожно (подчеркивание наше — С. Д.) следует обращаться с проблемой» национального характера «, так же как и с проблемой» национальной специфики ". И хотя О. Билецкий подчеркивал необходимость создания синтетического труда, в какой бы прослеживалось своеобразная жизнь украинского народа, определились характер и пределы этого своеобразия — упоминавшаяся им осторожность советских ученых не позволила воплотить в жизнь эту идею, а комплекс вопросов и проблем, ' связанных с национальным своеобразием украинской литературы, так и остались для советской науки нерешенной проблемой. Но, несмотря на идеологический прессинг, все же в работах отдельных ученых этого периода находим упоминания о национальных характерах в литературе. Среди таких работ следует упомянуть монографии Б. Буряка «Художественный идеал и характер» (1967), В. Фащенка «В глубинах человеческого бытия» (1981), П. Кононенко «Село в украинской литературе» (1984).